На дипломатической службе On Diplomatic Service

Transcription

М. РАХМАТОВ

ИА ДИПА1МАТИЧЕСКІМ

ПОСТУ

ДУШАНБЕ

«ИРФОН»

1991
ББҚ 63. 3(2Т)
Р 27

Литературная обработка Л. Кандикова

$ w g ■, ? ?

I ?й. ?-■ .*s:5Sti

P 27 Рахматов M.

На дипломатическом посту.— Душанбе: Ирфон,
1991.128 с.

Эта книга — воспоминания бывшего партийного и государственъ
ного деятеля Мирзо Рахматова, является продолжением вышедшей
в издательстве «Ирфон» в 1988 г. его книги «По страницам па-
мяти». В предлагаемом читателям издании автор рассказывает о
своей работе послом СССР в Йеменской Арабской Республике и
Мавритании.

0802000000 — 68

р--------‘—------без объявл.

501(12)—91

ISBN 5—667—00—474-7

ББК 63. 3(2Т)

(£) Издательство «Ирфон», 1991. і1




Уту книгу я посвящаю работе на дипломатическом
посту. Мне выпала высокая честь представлять нашу
Советскую Родину за рубежом и участвовать в прове-
дении внешней политики нашей партии в странах, сбро-
сивших иго колониализма. Поэтому хочется на факти-
ческом материале рассказать, главным образом моло-
дому поколению, как советские дипломаты претворяют
в жизнь основополагающие внешнеполитические прин-
Щ ципы нашего государства, сформулированные еще на
; заре советской власти В. И. Лениным, и какие исполь-
зуют для этого средства, методы и формы.

Скажу сразу: сила советской дипломатии в том, что
она вооружена марксистско-ленинской теорией, из ко-
[ торой черпает и знание общих законов исторического
развития, и умение, опираясь на них, глубоко учиты-
вать конкретные факты действительности, правильно
разбираться в самых сложных международных ситуа-
циях. Выражая, чаяния и интересы всего прогрессив-
I но го человечества, она отличается искренностью и чест-
ностью, ее основное оружие — это правда, она. говорит
всегда прямо и открыто, чем нередко приводит в рас-
ітерянность буржуазных политиков и дипломатов, оп-
f портунистов и ревизионистов всех мастей, все еще рас-
сматривающих свою деятельность как «искусство» инт-
'I, риги, обмана и хитрости и прикрывающих истинные це-
ли сил империализма и реакции лицемерным красно-
речием.

Выдающийся советский дипломат, работавший под
непосредственным руководством В. И. Ленина, Георгий
Васильевич Чичерин писал, что методы советской дип-
ломатии самым резким образом отличают ее от ста-
рой дипломатии и поэтому от дипломатии других стран.
Она действует при помощи марксистского анализа ис-
торических процессов и ищет поэтому основные, глубо-
чайшие течения в ходе развития политических и эко-
номических отношений современности, за конкретными
отношениями сегодняшнего дня она старается постиг-
нуть основные двигательные силы современных собы-
тий, чтобы приноровить свою деятельность к их посту-
пательному движению.

Это писалось в 1923 году, но звучит актуально и
теперь, в наши дни, ибо точно определяет «секреты»
непреодолимой силы советской дипломатии. Она свято
выполняет ленинские заветы и волю советского наро-
да, активно выступающего против захватнических войн,
за мирное сосуществование государств с различным
строем, за единство и сплоченность социалистических
стран и всестороннее сотрудничество с молодыми раз-
вивающимися государствами, сбросившими колониаль-
ное иго.

Наша эпоха — эпоха торжества ленинских идей, и
показать это на примерах из своей жизни и деятель-
ности —- главная цель моих воспоминаний.

Я не вел дневников, записи в моих блокнотах крат-
ки и отрывочны, но есть документы в архивах, есть у
меня многочисленные фотографии, которые помогают
воссоздать прожитое и пережитое. Кроме того, опыт
многолетней партийно-советской работы и дипломати-
ческой службы чрезвычайно развивает память, позво-
ляющую удерживать в голове многие события и содер-
жание наиболее значительных встреч и бесед, хотя це-
ликом полагаться на нее, разумеется, нельзя, и, созна-
вая это, я часто обращался за помощью к работникам
Института истории партии при ЦК КП Таджикистана
и республиканской государственной библиотеки имени
Фирдоуси, научной библиотеки Министерства иностран-
ных дел СССР, которым выражаю сердечную благодар-
ность.

Также выражаю свою искреннюю благодарность ру-
ководству отделов МИД СССР — Ближнего Востока и
первого Африканского, в частности тт. Пересыпкину
О. Г. и Дружинину И. Ф. за их ценные замечания и
пожелания в ходе работы над этой книгой.

Автор.
«СЧАСТЛИВАЯ АРАВИЯ»

Так называли юго-западную часть Аравийского по-
луострова древние римляне. Да и сами йеменцы, во
всяком случае многие из тех, с кем доводилось беседо-
вать на темы истории Аравийской земли, считают, что
название их страны произошло от слова «йамуна» —
«стать счастливым, быть благословенным». Если это
соответствует истине, то тогда, думается мне, название
отразило не столько господствовавшие в разные време-
на представления о счастье, сколько извечное народ-
ное стремление к нему, тем более, что Йемен — страна
трудной судьбы.

Перед тем как приступить к обязанностям советско-
го посла в Йеменской Арабской Республике, еще нахо-
дясь в Москве, я детально ознакомился с всевозмож-
ной информацией о ней, в том числе касающейся исто-
рии и этнографии. Затем многое довелось увидеть, как
говорится, своими глазами, испытывая такие противо-
положные чувства, как восхищение и сострадание. Мо-
жет быть, здесь следует изложить хотя бы вкратце
то, что изучил, познал и прочувствовал, ибо, полагаю,
что советский дипломат в своей повседневной практике
руководствуется ленинским учением о внешней поли-
тике, одно из важнейших научно-теоретических поло-
жений которого сводится к требованию — историче-
ского анализа внутренних и внешних проблем в ор-
ганическом единстве, учета конкретных историче-
ских условий и реальных факторов действительности.

Короче говоря, без знания истории страны, в кото-
рой находится дипломат, ему никак нельзя, и поэтому
он старается узнать и увидеть как можно больше. А
история Йемена весьма богатая, это одна из самых
Древних в арабском мире стран, и многие арабы в со-
седних ближневосточных государствах считают себя
потомками йеменцев. Я не мог не восхищаться много-

5
численными историческими памятниками в долине Сер-
вах и в городах Мирабе и Дамаре, остатками химъя-
ритских дворцов и замков вблизи городов Ярима йиб-
ба и другими свидетельствами высокой цивилизации древ-
него Йемена. На йеменской денежной купюре достоинст-
вом 10^ риалов изображена Марибская плотина, длина
которой один километр, а высота более 15 метров. Как
же можно не изумляться и не восторгаться, когда уз-
наешь, что она была возведена свыше 2700 лет тому
назад и является чуть ли не первым в мире гидротех-
ническим сооружением для искусственного орошения
земель?!

Химъяритское государство возникло в юго-западной
части Аравийского полуострова, на территории совре-
менного Йемена, еще в конце II века до нашей эры и
процветало несколько столетий. Столица его находи-
лась близ нынешнего города Ярима; судя по сохранив-
шимся развалинам, была крупным экономическим, тор-
говым и культурным центром на всем Ближнем Восто-
ке. Тогда еще, в период существования этого государ-
ства, в стране начали складываться феодальные произ-
водственно-общественные" отношения — как известно,
прогрессивные по сравнению с рабовладельческими, но,
подобно всем, основанным на эксплуатации людей тру-
да, принесшие человечеству' немало бед и страданий.

Горячее сочувствие вызывает тот факт, что йемен-
ский народ до сих пор вынужден испытывать муки, свя-
занные с господством этих феодальных, а в ряде мест
даже феодально-патриархальных производственно-об-
щественных отношений, сохранившихся с незапамятных
времен. Причин тому много, и самая главная из них —
это то, что Йемен на протяжении многих веков под-
вергался чужеземным нашествиям и грабился колони-
заторами, которые действовали по принципу «разде-
ляй и властвуй», то есть искусственно поддерживали
родоплеменную структуру и всячески разжигали меж-
племенную рознь.

В начале VI века Йемен попал под власть Хаба-
шистана (Эфиопии), затем его захватили персы (иран-
цы), последний хаким1, Барзан, принял мусульманство.
До этого в стране получили некоторое распространение
христианство и иудаизм, теперь же господствующей

1 Хаким — правитель.

6
:

религией все больше становится ислам. С утверждени-

I ем ислама связано и возникновение на территории стра-
ны ряда государств, в том числе зиядидов со столицей
в Забиде и яфуридов со столицей в Сане. Несколько
позже, примерно в 90-х годах VIII века, в городе Саа-

р де укрепилась шиитская секта, имам которой аль-Ха-
_ ди Яхъя бен аль Хусейн стал основоположником ди-
настии зейдитских йеменских правителей, впервые сов-

II местивших в своем лице функции главы мусульман-
ской секты и светского правителя.

Знакомясь с историей Йемена, я порой вспоминал

Отдельный человек, взятый сам по себе, думал я,

■ может быть и вправду «пыль земли», но народ могу-
щественнее самых могучих гор, он способен выдержать
любые испытания, сохранить свою самобытность и про-
нести свою веру в лучшее будущее через тьму столе-
тий. Я знал это на примере родного народа и находил
/ факты, подтверждающие это, в истории и реальной
действительности йеменского и других народов Азии и
Африки, веками отстаивавшими национальную незави-
симость и в конечном счете завоевавшим ее.

Йемен топтали полчища египетских пашей, он был
объектом ожесточенной борьбы между чужеземными
захватчиками, в том числе между королевской Порту-
Ірталией и османской Турцией, на него зарились монар-
к, хи Нидерландов и Франция, его делили английские и
турецкие колонизаторы. Но йеменский народ не желал
г: Покоряться завоевателям, он вновь и вновь восставал
Щ против иностранного ига. В первой половине XVII ве-
: . ка ему удалось изгнать из страны османских угнетате-
лей и создать независимое государство, в состав кото-
- рого вошли обширные территории на севере и в цент-
ральной части—Тихама, Джебель, Асир, а также Аден
V и значительная часть Хадрамауты на юге. В стране
установилось относительное спокойствие, появились оп-
ределенные возможности для развития экономики и
культуры, завязались активные международные торго-
Ш, вые 'связи, в том числе с Западной Европой. В Мохе
і; открылись фактории голландских, французских и анг-

. стихи Саади:

Не то что люди,— пыль земли,
Погибнуть горы могут.

На горы горе навали —

И горы изнемогут.
„ яр

лииских купцов. Особое значение для развития внеш-і
ней торговли приобрел экспорт знаменитого йеменского |
кофе. |.

Однако этот период независимого существования и |
подъема хозяйственной и культурной жизни, наметив-
шийся в годы правления имамов Касема, Мухаммада и |
аль-Мутавакиля Исмаила (1644—1676), продолжался |
недолго. Имамат, увы, оставался непрочным обведи-
нением племен и разобщенных экономических районов.
Попытки укрепить централизованную власть, в част-
ности, наладить систему регулярного налогообложе-
ния, вызывали недовольство племенных царьков и вож- I.
дей. Феодальными междоусобицами, как всегда, вое- ѵ
пользовались чужеземные захватчики. Сначала Йемен [.
стал объектом опустошительных набегов отрядов цент- |
рально-аравийского ваххабитского султаната, а затем —
колонизаторской экспансии Великобритании и осман- |
ской Турции. (I

Как известно, в настоящее время существует два |
йеменских государства: Народная Демократическая
Республика Йемен и йеменская Арабская Республика.
Забегая несколько вперед, скажу, что правительства
обеих республик рассматривают находящиеся под их
юрисдикцией территорий как . часть единого. Йемена, J
полагают, что в будущем они воссоединятся, и поэто- '
му считают разграничительные линии временными. Объ-
единение, несомненно, было бы прогрессивным явлени-
ем, но это внутреннее дело народа. Мне хочется лишь
подчеркнуть, что такое разделение произошло в резуль-
тате империалистической политики приобретения коло-
ний и драки за ближневосточные владения между круп-
нейшими колониальными хищниками. .

Представляется целесообразным именно здесь под-
черкнуть, что империалисты и сегодня остаются верны-
ми своей привычке разделять и властвовать. Пытаясь
вернуть Йемен под свой контроль, они не гнушаются
никакими методами, в том числе и грязными провока-
циями, направленными на то, чтобы столкнуть два
йеменских государства в братоубийственной войне. Об
этом свидетельствуют, скажем, обстоятельства убийст-
ва в июне 1978 года президента ЙАР Аль-Гашими, или
факты совсем недавнего времени, очевидно, еще све-
жие в памяти читателя, когда после победы революции
в Афганистане и крушения реакционного шахского ре-

8


жима в Иране американские политики стали предпри-
нимать лихорадочные шаги по удержанию своих пози-
ций на Ближнем и Среднем Востоке. В числе этих ша-
гов, как известно, была и переброска по воздуху ору-
жия и американских инструкторов в Северный Йемен.
Вот выдержка из информации ТАСС, опубликованной
газете «Правда» 11 марта 1979 года:

«Представитель госдепартамента сообщил, что пре-
зидент США подписал указ о поставках американско-
го оружия в северный Йемен. Предполагается, в част-
ноетп, поставить 12 самолетов «Ф-5», 64 танка, 50 бро-
нетранспортеров и другие виды вооружения».

Газета «Нью-Йорк тайме» в этой связи цитирует
пожелавшего остаться неизвестным американского пред-
ставителя, который заявил, что оружие направлено в
Северный Йемен для использования против НДРЙ. В
сборке и подготовке военной техники к бою, добавил
■'•этот представитель, примут участие американские спе-
7циалисты».

Информация названа очень, точно и метко: «Подли-
вают масло в огонь», ибо президент США подписал
свой указ без санкции конгресса, используя право, пре-
дусмотренное для чрезвычайных ситуаций, в то самое
■ время, когда правителей НДРЙ и ИАР заключили- со-
глашение о прекращении вооруженных столкновений,
I мирном урегулировании конфликта и разрешении раз-
ногласии путем переговоров. Подоплеку подобных дей-
ствий раскрыла и сама буржуазная печать. Вот что
писала, например, газета «Интернэшнл геральд три-
бюн»:

«По словам осведомленных лиц, официальные пред-
і ставители правительства США, сообщая о решении
тогдашнего президента США Картера конгрессу, не
к дали ясного объяснения, к чему такая спешка с отправ-
г кой оружия в ИАР. Когда представителя Белого дома
попросили сказать, как правительство объясняет такое
решение, он ответил: «Мы имеем дело с локальной вой-
ной в такой момент и в таком месте, когда на карту
поставлено многое», то есть в национальных интере-
сах Америки, что особо жаждет в этом военно-промыш-
ленный комплекс американского империализма.

Таким образом, империалистические методы ничуть
не изменились, это та же самая «дипломатия каноне-
рок», 'то есть демонстрация военной мощи, а то и пря-

А

к.

і-

9
мой агрессии, лишившей в свое время народ древнего
Йемена, как и многие другие народы Азии и Африки,
национальной независимости и суверенитета.

«Дипломатия канонерок», о которой я упоминал не-
сколько выше, была рождена именно колониальной по-
литикой британских правителей. В 1839 г. под предло-
гом наказания местных племен, ограбивших индийское
судно, они высадили в Адене морской десант, который
оккупировал город. Аден был превращен в крупную
военную базу, откуда началось завоевание Южного
Йемена и всей южной части Аравийского полуострова,
причем не только силой оружия, но и путем подкупа
шейхов и других удельных царьков и вождей племен.

йеменский народ никогда не сдавался, он упорно
сражался с иностранными колонизаторами. В мае 1909
года йеменским имамом стал аль-Мутаваккиль Яхья,
сразу же призвавший народ к восстанию против турец-
ких поработителей, в 1872 году вторгся в северный
Йемен и объявив его Турецким вилоятом. Зейдидские
племена вынудили турок «даровать» им автономию в
рамках империи, после чего Яхья, используя ситуации,
сложившиеся в результате вспыхнувшей первой миро-
вой войны, развернул борьбу с английскими колониза-
торами на юге. Когда в результате разгрома Османской
империи турецкая экспедиционная армия в 1918 году
капитулировала, англичане подвергли жестокой бом-
бардировке с моря Ходейду, высадили в городе свои
войска и потребовали, чтобы имам тоже сдался. Но
Яхья не пошел на капитуляцию, отказался признать
«право» колонизаторов на Аден и весь Южный Йемен.
Борьба, таким образом, продолжалась. Лишь в 1934
году был достигнут вынужденный компромисс: в соот-
ветствии с заключенным договором Англия признала не-
зависимость Йеменского королевства (Северного Йеме-
на), однако оставляла за собой Аденский протекторат
и остров Ярим, расположенный напротив города Ходей-
да, и король обязывался воздерживаться от поддерж-
ки освободительного движения на названных террито-
риях.

В тот период, чтобы заставить Яхью быть посго-
ворчивее, британцы вкупе с другими империалистиче-
скими державами спровоцировали войну между Север-
ным Йеменом и Саудовской Аравией. Йемен потерпел
поражение и потерял часть своей территории. Это по-

Ю
/ казало, насколько страна была отсталой во всех отно-
Щ шениях, даже по сравнению с таким однотипным еред-
Щневековым государством, как Саудовское королевство
№в то время.

|-ѵ Надо отметить, что Яхья жестко придерживался му-
R-сульманских догм, нравов и обычаев, был ярым про-
: тивником всяких реформ, считая их результатом чу-
\ жого западного влияния, подрывом основ ислама. Вмес-
If те с тем он понимал, что интересы страны требуют
;;ѵ развития международных связей и - поддерживал тор-
ll говые отношения с Италией и нашей страной. Первый
советско-северо-йеменский договор о дружбе и торгов-
Щле был подписан 1 ноября 1928 года, т. е. более полу-
ll века тому назад, как сказал об этом событии нынеш-
I кий президент страны Салех, «открыв одну из первых
р-страниц в истории советско-арабских отношений, они
Щ являются наиболее прочными среди них»1. В период
рвторой мировой войны йеменское королевство сохрани-
|Ч ло нейтралитет' и, в частности, не позволило фашист-
it ской Италии создать на своей территории военную ба-
у зу. Когда же Муссолини и Гитлер попытались оказать
ij нажим, король Яхья разорвал с ними дипломатические
отношения и в 1943 году выслал из страны всех италь-
янских и германских подданных.

Йемен твердо стоял на позициях нейтралитета и в
годы «холодной войны», отказавшись войти в сколочен-
I ный США Багдадский пакт и отвергнув «доктрину
“ Эйзенхауэра», предусматривающую организацию т. н.
7 «Средневосточного командования», то есть еще одного
f военного блока, направленного против стран социалис-

«тического содружества. В середине 50-х годов Йемен
установил с этими странами дружественные отноше-
кия. 31 октября 1955 года было возобновлено советско-
t; йеменское соглашение о торговле и платежах, 11 июня
j того же года советско-йеменское соглашение о техниче-
t ском и экономическом сотрудничестве, в соответствии
' с которым наша страна взялась оказать . помощь в
Г строительстве ряда объектов.

В Северном Йемене проживает немногим более 7—
7,5 миллионов человек, а общая площадь составляет
j§ 195—200 тысяч квадратных километров. Цифры эти,
> впрочем, относительные, так как в стране прежде не

I ----------

р 1 «Правда», 29 октября 198! г.'
проводилась перепись населения, не велся никакой учет.®:
На севере Йеменская Арабская Республика граничит ell
Саудовской Аравией, на юге — с Народной Демократа-*
ческой Республикой Йемен, на востоке и юго-востокеЩ
упирается в песчаные пустыни Руб-Эль-Хали и Бей-ж
хан, на западе омывается Красным морем. Столица-
ее — город Сана, один из старинных городов страны,;
с населением свыше .150 тысяч человек.

Когда я впервые увидел панораму Саны, я подумал
о родных местах и вспомнил наш Душанбе, вспомнил
Гиссарскую долину — до чего же похоже!.. Город тоже,
расположен как бы в середине гор, посреди обширной;
и тоже холмистой зеленой долины, которую называют
Восточной равниной — Машрик или Шарки. Это самое
настоящее плоскогорье — Сана находится на высоте
2350. метров над уровнем моря, и климат здесь благо-
приятствует развитию орошаемого земледелия, однако
орошение зависит в основном от накопления дождевых
вод.

С точки зрения рельефа страну можно разделить на
четыре части. Помимо Машрика, это высокогорный рай-
он Джембл •—высота гор до 4 тыс. метров, простира-
ющийся от города Саада до города Дамара, с зимней
температурой до 0 и летней до 35—38°; равнина от
Хадджа до ТаиВза, где осадки выпадают только вес-
кой, и равнина Тихама, занимающая около 1/8 части
Есей территорий страны, пустынная, жаркая и влаж-
ная: в районе Ходейда, например, среднегодовая тем-
пература составляет свыше +30°, в летние месяцы
превышает 40°, без дневных и вечерних перепадов, при
влажности воздуха более 90 процентов. Следует, одна-
ко, сказать, что Ходейда является крупным, первым по
своему значению городом, так и равнина Тихама име-
ет большие перспективы для сельскохозяйственного ос-
воения и в конечном счете — для общего подъема эко-
номики ИАР.

Мне довелось побывать во всех природно-климати-1
ческих зонах страны и во всех ее крупных городах.
Общее впечатление можно сформулировать коротко:
смесь средневековья с современностью. Это относится
не только к нынешней столице — городу Сана, или к
городу Таиззу, который считается второй столицей Се-
верного Йемена, но и к таким городам, как Ибб, За- |
бид, Саада, Хадджа, Манаха, Бейт-эль Факих, Моха, ‘

3


л
:

12
Щз Зухра, Дамар... Исключение составляет, пожалуй,
Ходейда, где влияние современности ощущается более
Сильно; об этом скажу ниже.

Щ- Сана по существу делится на три части: собственно
^ану средневековую — и районы более поздней за-
ртройки Бир-аль-Азаб и Ка-зль-Яхуд. Старая Сана сов-
сем не обновилась, она сохраняет свой древний облик.
Это район скученных, прилепившихся друг к другу пя-
ри-шестиэтажных домов из тесанного камня и необож-
женного кирпича, выходящих на узкие улочки глухими
фасадами; если и есть окна, то в основном только на
рверхних этажах, узкие, небольшие, почти не пропуска-
ющие солнечного света. У входа в дома — небольшие
.дворики. Нижние этажи используются под хозяйствен-
§ше нужды, верхние — под жилье. Канализация выве-
дена прямо на улицу, нечистоты стекают на проезжую
І^асть, чуть ли не в каждом квартале имеется мечеть,
ра главная высится примерно посредине района, и не-
подалеку от нее расположен центральный городской
рынок. Характерно, что все торговые помещения зани-
•мают особые кварталы, ряды их пестрят всевозможны-
|ми тканями, одеждой, обувью, бусами, серьгами и дру-
гими. различными украшениями, тут же продаются зер-
но, фрукты, овощи, зелень, дрова, кизяки, скот и т. д-
Вперемежку .с торговыми рядами — ряды ремесленни-
ков; сапожников и портных, кузнецов, паяльщиков и
лудильщиков, гончаров и столяров, даже очкарей и зу-
бодеров.

Район Бир-аль-Азаб застроен в конце XIX—начале
XX века. Здесь сохранились виллы бывших турецких
правителей и чиновников, стоят дворцы местной знати,
в том числе свергнутого монарха и членов его обшир-
ной семья. Королевская резиденция и другие монаршьи
замки были огорожены высокими каменными стенами.
Построенные в стиле традиционной национальной архи-
тектуры, многие виллы и дворцы отделаны с пышным
великолепием, имеют все необходимые удобства и ок-
ружены садами, цветниками и огородами. В этом рай-
оне находятся правительственные учреждения, в том
числе здание Республиканского совета, а также Сахат
ат-Тахир—площадь Освобождения, на которой прохо-
дят официальные торжества и парады.

Наконец, третий район Ка аль-Яхуд, как видно уже
из названия, был обиталищем санских евреев и как

13
.. ~ ж

бы вобрал в себя все особенности двух предыдущих1
районов, их нищету и пышность, резко подчеркнутых
тем, что кварталы бедняков не только соседствуют, но <
и перемежаются с кварталами богатеев. В настоящее
время этот район переименован, официально называет-
ся Бир аль-Яза, по одноименной аллее. И здесь, и в
старой Сане, и в Бир аль-Азабе можно увидеть самые
разнообразные транспортные средства —от навьючен-
ных ослов и арб до легковых автомобилей самых но-
вейших моделей.

В прошлом столица была обнесена глинобитной кре-
постной стеной, теперь частично снесенной. Город раз-
растается, вдоль шоссейных дорог, связывающих его с
Таиззом и Ходейдой, сооружаются многоэтажные сов-
ременные дома, общественные и торговые здания. Как
подобает столице, он становится промышленным и куль-
турным центром страны. Здесь уже имеются крупные
ремонтные мастерские, электростанция, несколько ме- '
ханических мельниц, деревообрабатывающие предприя-
тия, ряд больниц, в том числе большой госпиталь с по-
ликлиникой, построенный Советским Союзом, а также
политехнические школы и училища. В 13 километрах от
города расположен главный международный аэропорт
страны Эр-Рахаба.

Но по экономическому значению Сана уступает Хо-
дейде, который, как уже сказано, в этом отношении яв-
ляется первым городом страны. Это обусловлено преж-
де всего тем, что Ходейда — единственный современный
морской порт, через который осуществляется значитель-
ная часть внешнеторговых операций. Здесь имеются не-
сколько электростанций, довольно крупный холодиль-
ник, завод по производству металлических цистерн и
бидонов для нефтепродуктов, ремонтно-механический,
кислородный и хлопкоочистительный заводы, ряд пред-
приятий легкой и пищевой промышленности, значитель-
ная часть которых построена с помощью Советского
Союза. В Ходейде находятся правления большинства
северо-йеменских акционерных компаний и экспортно-
импортных фирм. Аэродром способен, принимать мощ-
ные современные самолеты. Все это, вместе взятое, оп-
ределило и внешний облик города — пожалуй, одного
из самых красивых и самого благоустроенного города
в ЙАР.

Своеобразным городом, быстро растущим в качест-

14
во одного из торговых и культурных центров страны
является также Таизз. Население его, как и в Ходей-
де, перевалило за 100 тысяч человек. В Таиззе климат
“намного умереннее и благоприятнее, чем в Сане, поэто-
му до революции 26 сентября 1962 года монархи боль-
шую часть времени проводили там. Там же находились
и большинство дипломатических представительств ино-
странных государств.

Следует отметить, что многие города республики, в
'том числе и ее столица, страдают от маловодья. Питье-
рой воды не хватает, она добывается из-под земли с
помощью колодцев. Водопровод в доме воспринимается
:как роскошь, он доступен очень немногим.

Несмотря на то, что население страны состоит из
многочисленных племен, точное количество которых не
могут назвать и сами йеменцы, все же подавляющее
большинство его (95%) ведут оседлый образ жизни,
У каждого племени есть своя территория, свой исто-
рически сложившийся внутренний рынок, свои союзники
и враги. Наиболее крупными являются племена Хашед,
Бакиль, Бениматры, Бени Харис, Хаулян и Джузелян,
живущие на юго-востоке и в Тихаме. Все племена де-
лятся на роды, каждый род сконцентрирован в нес-
кольких деревнях и возглавляется избранным шейхом.
В свою очередь, шейхи родов избирают шейха племе-
ни. Некоторые буржуазные политики, историки и социо-
логи называют подобные выборы демократическими,
хотя ясно, что в шейхи попадают конечно же не пред-
ставители трудового люда, а владельцы поместий и
больших капиталов.

Йеменцы исповедуют мусульманскую религию, но
часть племен — большая — придерживается шиитского
направления (зейдиты), другая — суннитского (шафии-
ты). Государственная-власть сосредоточена в руках зей-
дитов. В период освободительной борьбы против турок
шейхи зейдитских племен признавали не только духов-
ную, но и административную власть имама, что спо-
собствовало консолидации народных сил. Нельзя, од-
нако, забывать и о наличии межплеменной розни, в
особенности религиозного характера, которую имамы
искусно использовали в своих корыстных целях. В го-
роде Таиззе мы видели мрачную цитадель. Нам рас-
сказывали, что до сентябрьской революции в ней со-
держались в качестве заложников сыновья и близкие

15
родственники шейхов ведущих племен, не плативший
дани и допускавшие другие проявления неповиновения!
центральной власти. Заключенные освобождались лишь]
после того, как шейхи приходили на поклон к имаму!
и выплачивали отступные и откупные, составляющие?
значительные суммы.

Шейхи племен и теперь играют немаловажную роль;?
в общественно-политической жизни страны. Можно да-'|
же сказать,. что деятельность республиканского правил
тельства в известной мере определяется и направляет-
ся ими, поскольку подавляющее большинство минист-
ров и государственных служащих относятся к тем или
иным племенным объединениям. Интеллигенция, сво-
бодная ют родоплеменных и религиозных предрассуд-
ков, фактически только зарождается, ибо примерно 90
процентов населения состоит все еще из неграмотных.
В горных районах можно даже встретить небольшие
кланы, прозябающие в первобытном состоянии.

Древние быт и нравы, жестокие обычаи старины
сохраняются, повсеместно в иных сферах, можно даже
сказать, господствуют. Все внутриплеменные ссоры,
как и распри между племенами, и все гражданские и
уголовные дела рассматриваются по шариату1, реша-
ются на основе его догм. Наказания порой варварские,
иначе не определить: за провинности человека могут
заковать в кандалы, продержать в колодках, отрубить
ему пальцы и даже руки, а за более тяжкие преступ-
ления, к которым относятся и выступления против
власти,— отрубают голову или перерезают горло, а за-
тем цепляют труп на длинной веревке к лошади и тас-
кают по всему городу в назидание другим, для устра-
шения инакомыслящих. Так в 1968 году расправились
с одним из сыновей известного шейха — сторонника
республиканского строя Коуси, осмелившегося выра-
зить недовольство изменчивой политикой властей.

Шариатом определяется и положение женщины в
обществе и в семье. Если в Народной Демократической
Республике Йемен женщина ныне обладает всеми пра-
вами, одинаковыми с мужчинами, то здесь, в ИАР,
участь ее по-прежнему остается тяжелой. Реакционные
силы и духовенство, особенно «братья-мусульмане»,
противятся всяким переменам в этой области. Женщи-

1 Шариат — традиционное мусульманское право, свод религи-
озных и бытовых правил, основанных в Коране.

16
Иву по существу не выпускают из дома, даже на ры-
Ірок или в лавки-дуканы ходит муж или слуга. Если

Р^'она все-таки выходит за ворота, то только в обществе
других женщин и только в бурке — так йеменцы на-
зывают паранджу.

Почти всюду еще сохраняется многоженство, допус-
ку каются купля и продажа, выдача замуж несовершен-
I нолетних. девочек. Мне не раз приходилось беседовать
jjjc молодыми людьми, которые горестно сетовали на уп-
риату калыма. В то же время шейхи племен, крупные
^землевладельцы и торговцы, представители других иму-
Ьцих слоев населения, их сыновья широко пользуются
- правом, предоставленным Кораном, иметь до четырех
ржен и даже переступают его, имеют по пять и по шесть,
Ярда еще содержат наложниц.

I В семье, как правило многодетной, дарит патри-
архальный уклад, авторитет и власть главы семьи не-
рпререкаемы. Сыновья редко отделяются, живут в ро-
рдительском доме со всеми своими женами и детьми.
Так, например, бывший первый вице-премьер-министр
ЙАР Абдель Салем Сабри имел двухэтажный дом. В
• отличие от других у него одна жена, но тоже много де-
той, и когда сыновья стали обзаводиться своими семь-
ями, он был вынужден надстроить третий этаж. Од-
нажды у него спросили, сколько человек проживает в
.доме,— он ответил:

— Только шестьдесят.

На примере этой семьи можно увидеть и другое:

; как революция расшатывает старинные традиции и
обычаи, как под влиянием социально-экономических
і процессов и культурных сдвигов происходит размеже-
, вание сил, и пусть не всегда так быстро, как хотелось
бы, пусть часто крутыми зигзагами, с неимоверными
- переплетениями, трудностями, отступлениями и пора-
г-жениями, но в общем-то неуклонно утверждается но-
вое, прогрессивное. Отнюдь не претендуя на обобще-
■ ни я, скажу, что управляет всеми домочадцами, то есть
; По существу является главой семьи, вопреки традици-
ям, жена Абдель Салем Сабра. Сыновья его, некото-
рые зятья и он сам являются- сторонниками прогрес-
сивного независимого развития республики, укрепления
и расширения ее дружественных связей с Советским
Союзом и другими социалистическими странами. Но
некоторые другие члены семьи яростно выступают про-

2—4116

17
тив всего этого, находятся в стане реакции. Один из
зятей Сабра — главный настоятель санских мечетей.

Можно привести и другие примеры подобного рода,
своеобразно подчеркивающие многие серьезные внут-
ренние проблемы и сложности развития ЙАР, да и ря-
да других государств Азии и Африки. Не учитывать
отличительные особенности каждой страны, в том чис-
ле и такие факты ни в коем случае нельзя. Это важ-
но еще и потому, что международная реакция, в осо-
бенности американский империализм, стремясь оторвать
освободительные движения от социалистических стран,
пытаются внести в позитивные отношения неприязнь,
замешанную на религиозных мотивах, к тому, кто- про-
тянул дружественную руку.

Здесь вспоминается, как некоторые политические и
государственные деятели ЙАР напирали в беседах
именно на национальные и религиозные мотивы и чув-
ства и ясно с чужого голоса искажали наши позиции
в этих вопросах. Я подчеркиваю — с чужого голоса, ибо
они имели смутные представления о советском образе
жизни. В Советском Союзе некоторые из них видели
лишь великую державу, стремящуюся распространить
свое влияние на весь мир и якобы поэтому конфрон-
тирующую с Соединенными' Штатами Америки.

Подобные разговоры вызывали у нас в душе улыб-
ку. Мы, естественно, опровергали всяческие домыслы,
оперируя конкретными, что называется, живыми факта-
ми и примерами. Хочу особо отметить: при этом даже
в тональности речи, в интонациях и модуляциях голо-
са мы избегали резкости и категоричности, ибо видели
свою задачу в том, чтобы убедить собеседника, а не
дискредитировать его как оппонента. До сих пор, сто-
ит только вспомнить, встает перед глазами, словно на-
яву, изумленное лицо одного из таких собеседников,
которому я сказал, что одним из первых документов
Великого Октября было подписанное В. И. Лениным
Обращение «Ко всем трудящимся мусульманам России
и Востока», которые призывались сбрасывать «с плеч
вековых захватчиков» и «строить свою жизнь по об-
разцу своему и подобию».

— Русские призывали мусульман .изгнать русских?—
округлил глаза мой собеседник.

— Всех колонизаторов,— подчеркивал я,— то есть
тех, кто пришел к мусульманам не другом и помощ-
иком, а использовал их земли и богатства в своих ко-
рыстных интересах, мешал их социальному и культур-
ному развитию, глумился над верой, обычаями и тра-
дициями, относился к людям только как к дешевой ра-
бочей силе.

— А строить жизнь, как вы сказали?... Да, по об-
разцу своему и подобию—это значит, что можно было
- жить так, как предписано аллахом?

— Если бы захотели,—-и по шариату. То есть в
полном соответствии со своими культурными традиция-
ми, экономическими, духовными и социальными пот-
ребностями. Но прогресс ведь разрушает замкнутость,
даже чисто экономические мотивы требуют развития
широких взаимосвязей различных наций и народностей,
а это, согласитесь, многое меняет в представлениях и
привычках, в психологии...

— Да, это видно и по нашему опыту,— кивнул го-
ловой собеседник и, задумчиво повторив: «Строить
:жизнь по образцу своему и подобию», сказал:-—Я
впервые услышал о таком революционном документе.
Ваш Ленин был действительно гениальным человеком,
.мудрым вождем!..

В каких бы чужеземных далях советский человек
не находился, он всюду обретает друзей, ибо выступа-
ет носителем высших гуманистических идеалов, прояв-
ляет подлинное бескорыстие и самопожертвование, ду-
шевную чуткость и отзывчивость, искреннее уважение
к людям, стремление познать и не нарушать местные
правила, обычаи и традиции. Не будет преувеличением,
•если скажу, что мы, советские работники в Северном
Йемене, с горячим интересом изучали все стороны
жизни этой страны, включая быт и даже националь-
ные костюмы и национальную кухню.

Одеваются йеменцы соответственно природно-кли-
матическим условиям той или иной зоны. В Тихаме
мужская одежда состоит в основном из белотканной
•футы — ниспадающей, до колен повязки вокруг бедер,—
белой жилетки без застежек и рубахи, а женский кос-
тюм — из длинной узкой юбки и темной кофты с цвет-
ным ярким, орнаментом. Мужчины повязывают голову
■чалмой или надевают соломенную шапочку, иногда с по-
лями. Кстати сказать, там же, в районе Тихама, мож-
но увидеть людей с серебряным обручем на голове. Об-

19
руч называется акава, он — отличительный знак при-
надлежности к племени, зараник.

В горных районах мужчины тоже носят футу, но
здесь она не только белого цвета, бывает и черной, се-
рой, голубой и синей. Синий цвет преобладает в дру-
гом виде одежды — длинной, почти до пят, рубахе (це-
нега), поверх которой надевается жилет (сандрия). Го-
ловным убором служит чалма, а у бедняков в основ-
ном куфия—-небольшая шапочка. Здесь, как, впрочем,,
и в значительной части страны, зимой надевают жиле-
ты из овчины, мехом наружу.

На юге цвета одежды более пестрые, яркие, а в до-
лине Шарқи (Машрика) фута и цанега темные. Обяза-
тельной принадлежностью совершеннолетнего — по та-
мошним формулировкам, достигшего возраста воина —
йеменца является джамбия—кинжал, который прикре-
пляется к ярко украшенному поясу. Родовитые йемен-
цы носят поверх одежды перекинутые через плечо шер-
стяные шарфы.

Арабы, как известно, гурманы, арабская кухня раз-
нообразна и аппетитна. В прежние времена каждый об-
разованный араб, особенно из придворных, должен был
знать Вусла или Иъхабид — рукопись, относящуюся к
703 году и являющуюся старейшей поваренной книгой
арабского мира. Многие рецепты из нее популярны еще
и сегодня на Ближнем Востоке и в странах Магриба,
от Багдада до Касабланки. В книге говорилось: «Так
как большая часть земных и небесных радостей заклю-
чена в удовольствиях, которые человек получает от ку-
шаний и напитков, а также от применения благово-
ний, то воздадим им должное».

Но в обществе, разделенном на классы, кухня ведь
тоже социальна, есть пища бедняков и есть пища бо-
гачей. Основная масса йеменцев питается главным об-
разом блюдами из проса и других зерновых культур,
бобами, молоком и кисломолочными продуктами, фрук-
тами и овощами, пресным хлебом. Пища сдабривается
острыми или пряными приправами, наиболее популяр-
на хулба — соус из мяты. Мясные блюда относятся к
числу изысканных и дорогих, кебаб — молодой барашек,
жаренный на вертеле,— самое дорогое. Местный плов
напоминает азербайджанский пилав, только значитель-
но острее; йеменцы называют его зурбатия. Очень ред-
ко готовятся супы, в основном когда принимают гостей, и

20
Ііібдают их в конце трапезы. Зато очень популярен в
стране такой напиток, как отвар кофейной шелухи, а
в городах пьют еще и чай и кофе, с молоком или без
него, крепко заваренным.

Йеменцы добры, общительны и гостеприимны, выста-
вят на дастархан все, чем богаты. Я не раз ловил себя:
на мысли, что в этом отношении они под стать моим
‘■ землякам. Говорят же у нас в Таджикистане: «Прини-
май гостя своего с почетом», «Гостю почет — хозяину^
честь» или «Гость на гость — хозяину радость». Вспо-
минал и Носира Хисроу:

Радуйся, коль гость пришел к тебе,

Позабудь все горести, обиды и тревоги.

5 Но при этом нельзя было не думать и о том, что,

' как опять-таки гласит таджикская поговорка, «каждый'
: получает по своим поступкам». Добрый и щедрый к:
' тем, кто приходит с открытой душой, йеменец не выно-
: сит коварства, беспощаден к тому, в ком увидел врага.
Он ревниво оберегает свое достоинство. Столетия борь-
бы с силами природы воспитали в нем стойкость, а
сражения за независимость—воинскую отвагу и доб-
; лесть. Характерно, что взрослые йеменцы, кроме джам-
бии, имеют и стрелковое оружие, а шейхи некоторых-
племен обладают целыми арсеналами, в которых не
только винтовки или автоматы, на и пулеметы, базуки--
и пушки.

В силу суровых условий существования средняя-
продолжительность жизни в Йемене равна примерно
40—45 годам; до революции 1962 г. была намного ни-
же. Как рассказывал известный йеменский ученый-эко-
номист и политический деятель Мухаммад аль-Аттар,
рождаемость весьма высокая — по 45—55 человек на
/каждую тысячу жителей, однако прирост населения сос-
тавляет не более 2,5 процента в год. Главная причи-
на — в ужасающей детской смертности: от 70-ти до 80-
ти с лишком процентов рождающихся умирают, не дос-
тигнув 14—15 лет.

Иногда говорят, что темпы роста населения ИАР"
снижаются за счет значительной эмиграции; но не объ-
ясняют, чем эта эмиграция вызвана. Она действитель-
но велика. Множество северойеменцев находится в Сау-
довской Аравии, Эфиопии, Сомали, Кении, Пакистане,

21
Индонезии и даже в странах Западной Европы и Дме-1
рики. Основную массу гонит с родины нужда, так как ;
ИАР — одна из самых бедных стран мира: по данным h
Комитета международного фонда ООН в начале 70-х \
годов среднегодовой доход на душу населения в стра- |
не составлял всего лишь 40 долларов или 200 риалов. I
За рубежом эмигрантов не ждут райские кущи, они ис- Ц
полняют там самую черную и низкооплачиваемую pa- J
боту, с трудом сводят концы с концами и собирают ,
-буквально по грошам какую-то толику денег для того, !
чтобы хотя бы немного поддержать оставшуюся на ро- %
дине семью. Т'ак как таких эмигрантов много, то их к.
денежные переводы стали одним из источников поетуп- §:
.ления в ЙАР твердой валюты, в чем правительство ко-
нечно же заинтересовано. |

Есть и другая группа эмигрантов, крайне малочис- |
-ленная,— из имущих классов, ищущих за рубежом но- г
вые сферы обогащения. Они связаны в основном с тор- I
говлей, имеют свои фирмы в Париже, Каире, Найробе |
(Кения), Джибути, Эфиопии и во многих других сто-
лицах и странах мира. При этом многие из них конт-
ролируют и рынок в самом Йемене. Сотрудничество с
международными компаниями и монополиями, связи с
западным капиталом обеспечивает формирующейся йе- |
менской торговой буржуазии определенные выгоды, во
имя которых она эксплуатирует не только йеменских і
■трудящихся, но и европейских рабочих. Так, семья Ха-
баши из Таизза контролирует на внутреннем рынке
сбыт средств производства и товаров обихода, постав-
ляемых в ЙАР из всех высокоразвитых капиталистиче-
ских стран, и имеет свои фирмы в Найробе и Джибути
и свое представительство в Лондоне.

Рабочий класс в ЙАР еще только зарождается, чис-
.ленность фабрично-заводских и строительных рабочих
составляла в то время примерно 15—16 тысяч человек.
Те, кто трудится на сооружении объектов, возводимых
с помощью других государств, после завершения строи-
тельства, в большинстве своем остаются не у дел, по-
этому среди рабочих высок уровень безработицы, он не
уменьшается, а постоянно растет. Большая часть рабо-
чих еще не сбросили путы родо-племенных традиций и
обычаев, находятся в зависимости от шейхов племен.
'Когда, например, рабочие, занятые на строительстве
шоссейной дороги Ходейда—Таизз, получали зарплату,

:22
ш

то они прежде всего отправлялись к своему шейху, ко-
торый мог взять часть денег в качестве, так сказать,
* «дара».

Но рабочий есть рабочий, сознательность его неук-
лонно растет. Можно не сомневаться, что с развитием
промышленности он будет выступать как все более ак-
тивная революционная сила. Скажутся, несомненно, п
события, происходящие в соседнем демократическом
Йемене, где, как известно, 11—13 октября 1978 года
состоялся Первый съезд Йеменской социалистической
партии (ЙСП) — «партии научного социализма, нацио-
нального рабочего класса и его союзников, партии но-
вого типа, впервые возглавившей одну из арабских.
стран»1.

Пока же, как видно из рассказанного, подавляющее
большинство населения ЙАР занимается сельским хо-
зяйством. На долю аграрного сектора экономики при-
ходится 70 процентов валового национального продук-
та. По оценочным данным, для обработки пригодны
около 19 миллионов гектаров земель, но трудно ска-
зать, сколько обрабатывается фактически — нет ника-
кого учета. Земли делятся на государственные, вакуф-
ные (церковные) и мульковые, то есть частновладель-
ческие, принадлежащие в основном помещикам, шей-
хам племен, крупным чиновникам и купцам. Нам гово-
рили, что до революции 1962 года крестьяне, то есть
основная масса населения, владели не более чем 20
процентами пашен и угодий, .а с государственными зем-
лями отождествлялись поместья к'оролевской семьи1.
Только в Вади-Сурдуде имаму и наследному принцу
принадлежало свыше двух тысяч гектаров плодород-
нейших земель.

Крупное землевладение преобладало главным обра-
зом в Тихаме. Положение почти не изменилось и после-
революции. Я говорю «почти», так как по существу
ускорился процесс разорения мелких крестьянских хо-
зяйств и появился слой зажиточного крестьянства, ку-
лаков, которые эксплуатируют деревенскую бедноту не-
менее жестоко, чем владельцы крупных поместий. В
конце 60-х годов семья Ходи-Хиджа, шейха племени-
Аль-Вайзат, владела примерно 15 тысячами гектаров

1 Абдель Азиз ад-Дали. Социалистическая цель йеменской ре-
волюции. Журнал «Проблемы мира и социализма», № 3, 1979 г.

23-
земель в Вади-Муре. Шейху Таджу принадлежит более ;
1500 гектаров пашен. В районах Ходейды, Забиды, Мо-
ла находятся угодья, принадлежащие таким крупным;
купцам, как аль-Ваджих, аль-Асбахи, аль-Саид. Они-
сдают свои земли крестьянам, получая в качестве аренд-1
ной платы по трети, а то и по половине выращенного
■урожая.

Земля обрабатывается все еще примитивными, ты- J
•сячелетней давности способами. Пашут на ослах, му-
лах, даже на коровах и верблюдах. Основными орудия- |
ми труда являются деревянная соха, похожая на наш |
среднеазиатский омач, и мотыга. Мне не раз приходи- 1
лось видеть, как худые, изможденные, словно бы вы- I
сушенные солнцем феллахи работали на пологих гор-
ных склонах, взрыхляли Землю мотыгами и разбивали j
крупные комья палками или растирали их руками.

Об уровне агротехники возделывания сельскохозяй- |
ственных культур свидетельствует и тот факт, что ос- ;
новная масса крестьян применяет в качестве удобре-
ний только золу, ибо большую часть навоза использу-
ют как топливо. Есть, конечно, в стране и современная
•сельскохозяйственная техника, завозятся и минераль-
ные удобрения, но все это, в общем-то в мизерных ко-
личествах и не для феллахов, а для крупных земле-
владельцев. Поэтому средняя урожайность зерновых
.культур, да и фруктов, винограда и овощей крайне
низкая.

На таком же примитивном уровне существует и
животноводство. Местный скот малопродуктивный. Как
нам говорили, лет тридцать тому назад завезли не-
сколько десятков крупного рогатого скота знаменитых
швейцарских пород, но тем и ограничились. Сельскому
хозяйству, подчеркивали наши собеседники, не хватает
квалифицированных кадров. Только в последнее время
появились первые агрономы, ветеринарные врачи и зоо-
техники, подготовленные большей частью в Советском
Союзе.

— Мы крайне слабо изучаем и по существу не зна-
ем потенциальных возможностей нашего сельского хо-
зяйства,— откровенно признавались собеседники.— Они,
несомненно, огромны, это видно даже по богатому и
разнообразному растительному миру, но сельскохозяй-
ственное производство, увы, развивается стихийно, под-

:24
Іиняясь анархическим законам рынка. Так было с ко-

т—

Йеменцы с незапамятных времен занимались произ-
водством кофе, который славится своими высокими ка-
ествами. Знаменитый, пользующийся мировой извест-
:остью сорт «мокко» получил свое название от порто-
ого города Моха, через который кофе вывозился. Но
конца XIX века по настоящее время, как подсчитал
|ке упоминавшийся видный ученый и политический.
Деятель Мухаммад аль-Аттар, площади, занятые ко-
фейными плантациями, сократились более чем в пять-
аз. С одной стороны, это было вызвано внутренними
іолитическими потрясениями и непрерывно обостряв-
шейся конкуренцией на мировом рынке, а с другой —
неудержимым стремлением местных феодалов к все
іолыдему обогащению. Кофейные плантации стали вы-
тесняться плантациями ката — растения с наркотиче-
кими свойствами.

— Кат — это бедствие страны,— говорили в беседах
р. нами, многие государственные и общественные дея-
тели.— Но бороться с ним в настоящих условиях не
представляется возможным.

Ц Этот наркотик употребляется повсеместно, он стал
„ чуть ли не десертом, листья ката жуют после еды, в
особенности после обеда, мужчины и женщины, даже
■подростки. Он завоевал не только внутренний рынок,
Iйо и внешний, его экспортируют в Саудовскую Аравию,
Ів Сомали и Судан, в эмираты Персидского залива .и
|в некоторые западно-европейские страны. Барыши он
Іприносит немалые, потому-то и трудно решиться на
борьбу с ним. Не говоря уже о том, что феодалы и
. клерикалы во все века удерживали массы в повинове-
пни не только террором, но и одурманиванием...

I Я назвал эту главу «Счастливая Аравия» без вся-
ІКОЙ иронии. Назвал так, как называли современный
• Йемен древние римляне, как он назывался на картах,
<; составленных в эпоху европейского Возрождения и ве-
. диких географических открытий, и в бессмертных поѳ-
тических творениях. Вспомните: в «Аравии счастли-
вой» царствовал «вознесенный Ростеван», отец краса-
ѵвицы Тинатин, воспетой гениальным грузинским поэтом
Шотой Руставели в поэме «Витязь в тигровой шкуре».
И семь веков спустя наш современник Араклий Аба-
: шидзе создал яркую, насыщенную поэтическим пафо-

25
сом книгу стихов «По следам Руставели», в которой
•есть такие строки:

I

Там прохожу, I

где он
ловил

неумолимый ]

пророческий напев,
как в верности клялись
друг другу

побратимы,
увидел, как встает

в Арабском море шквал...1

«Неумолимый пророческий напев» — вот что слы-
шится мне в древнем названии Йемена, страны, счастье
которой непременно восторжествует.

ШКВАЛЫ ИСТОРИИ

.Открытая Великим Октябрем цепь исторических со-
бытий преобразила не только политическую карту ми-
ра, но и выдвинула многообразные общие и специфиче-
ские проблемы, экономики, политики и просто челове-
ческих отношений, когда нужно уметь так, как умел,
по словам Ф. Энгельса, Карл Маркс: «...верно схваты-
вать характер, значение и необходимые последствия
крупных исторических событий в то время, когда эти
события еще только разыгрываются перед нашими гла-
зами или только что свершились»1.

Я размышлял над этим, изучая, а потом в течение
шести с лишним лет непосредственно наблюдая исто-
рию освободительного движения йеменского народа во
всех его сложностях, противоречиях и тенденциях, свя-
занных с влиянием различных внутренних (националь-
ных, этнических, религиозных) и внешних междуна-
родных факторов.

Монархический режим, установленный в Северном
Йемене в результате свержения турецкого ига, был тор-
мозом прогресса, он не решал ни одной из назревших
социально-экономических задач. В одном из правитель-
ственных документов, с которым мне довелось позна-
комиться, прямо говорилось, что причины отсталости 1 2

1 Перевод с грузинского А. Межирова.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 22, С. 189.
f

Іетраны в монархическом деспотизме, административном:
Іразвале, в подогреваемых королевским кланом по при-
зеру чужеземцев межплеменных распрях и в исключи-
тельной бедности народа. Поражение имамовской ар-
Цши в войне с Саудовской Аравией в 1934 году и за-
ключение договора с Великобританией показало всю
несостоятельность и гнилость монархии. После этих со-
рбытий мысль о необходимости более глубоких реформ
..'обрела значительное количество сторонников. Оцени-
вая результаты войны с Саудовской Аравией, шейх Аб-
ІІувахаб Нуман, один из видных йеменских сановни-
Ійов, заявил королю Яхье: «Если бы народ был свобо-
ден, его не победили бы».

Ь В 1935 году оппозиционно настроенные деятели соз-
рали в Таиззе «Общенациональную йеменскую ассо-
циацию («Аль-Джамийя аль-Иеменийя), которую воз-
главили выпускники Аль-Азхара1 Ахмад Мухаммад Ну-
мап и Ахмад бен Ахмад аль-Мата. Кроме Таизза, эта
^организация действовала в Сане, Иббе, Турба аз-Заб-
ч'хане (Худжарии) и в некоторых других городах и рай-
тонах страны. Несколько позже, в конце 30-х годов, воз-.
г никло «Молодежное общество свершения добрых дел»
г (Шаба аль-амр-би-аль Мааруф), во главе которого
стоял поэт Мухаммад Махмуд аз-Зубейри. Деятели оп-
' позиции проповедовали свои взгляды через первый в
то время йеменский журнал «Аль-Хикма аль-Иеменийя».
Вначале они не выходили за пределы идеологии прос-
вещенного абсолютизма, верили, что смогут убедить
короля и его окружение осуществить необходимые ре-
' формы. Ахмад Нуман, .например, возлагал большие
надежды на наследного принца эмира Ахмада и его
: сына Мухаммада аль-Бадра, учителем которого яв-
лялся.

Но Яхья разгромил оппозиционные организации и
группы. Часть сторонников реформ были арестованы,
ДДругие, спасаясь от репрессий, бежали из страны, глав-
' ным образом в Аден, где в 1944 году развернули про-
паганду, которой фактически разрушали созданную ими
уже утопическую картину просвещенного абсолютизма.
'Ахмад Мухаммад Нуман и Мухаммад Махмуд аз-Зу-
бейри стали виднейшими деятелями созданной в Адене

1 Аль-Азъар — крупнейшая на Востоке высшая мусульманская
§ богословская школа, основанная в Каире около тысячи лет тому
«азад, в 972 г.
оппозиционной деспотическому режиму организации
«Ассоциация Великого Йемена» («Джамийят аль-Йемен.
.аль-Кубра»). В ноябре 1946 года к ней примкнул бе-
жавший в Аден змир Ибрахим, один из сыновей коро-
ля Яхьи. Он демонстративно отказался от титула «Сейф
аль Ислам» ■— «Меч Ислама», присваиваемого сыновь-
ям имама, и принял титул «Сейф аль Хакк» — «Меч
Справделивости». Вскоре его избрали председателем
единой эмигрантской организации, сплотившей все оп-
позиционные силы.

В 1947 году была принята т. н. Священная нацио-
нальная хартия, утверждавшая, что дальнейшее сохра-
нение режима Яхьи равносильно национальной катаст-
рофе. Но речь шла еще и о введении конституционной
монархии — выборах нового короля-имама, власть ко-
торого была бы ограничена. Кроме того, хартия под-
черкивала, что все законодательные акты, и деятель-
ность нового конституционного правительства и короля
должны исходить из буквы и духа Корана и шариата.
Тем не менее, если исходить из конкретных условий и
обстановки, царившей в Северном Йемене, хартию мож-
но признать некоторым шагом вперед к переустройству
страны.

Дальнейшие события не заставили ждать себя. В
январе 1948 года было предпринято покушение на ко-
роля. Яхья спасся чудом. Но несколько недель спустя,
17 февраля, заговорщики во главе с шейхом аль-Гаде-
ром все-таки убили его. Имамом немедля был провоз-
глашен один из крупных феодалов Абдалла аль-Вазир,
которого в последующем намеревались сделать коро-
лем. Власть однако, удалось захватить только в сто-
лице, а в провинциях, в том числе в Таиззе и Ходейде,
она оставалась в руках приверженцев старого режима.
Повстанцы были поддержаны лишь средними слоями
населения, да и то на первых порах, ибо аль-Вазир по-
вел себя непоследовательно и нерешительно. Выражая
интересы той же феодально-клерикальной верхушки, он
по существу проводил крайне консервативный курс
своего предшественника и даже ни разу не упомянул
Священную хартию.

При таких обстоятельствах силы реакции, разуме-
ется, быстро пришли в себя и, объединившись вокруг
наследного принца эмира Ахмада, ринулись в наступ-
ление. Столица оказалась в окружении, была плотно

шшшшт
сблокирована ополченцами эмира. 11 марта они ворва-
вшись в Сану, а через четыре дня эмир Ахмад был объ-
явлен законным имамом и королем Йемена. В память
Sgb своем отце, носившем титул «Мутавакиль аля-аллах»—-
, «Уповающий на аллаха»,— он официально провозгла-
|«ил страну Йеменским Мутаваккилийским королевст-
• вом.

I Расправа с повстанцами была жестокой. Многих, в
Ідом числе Абдаллаха аль-Аазира и его ближайших род-
ственников, эмира Ибрахима, Джемаля Джамиля и
- других, казнили, еще больше бросили в средневековые
||тюрьмы-замки. Среди арестованных оказались Ахмад
§§Мухаммад Нуман и такие видные впоследствии деяте-
|ли освободительного движения, как Абдарр-ахман аль-
|;Арьяни, Ахмад аль-Мирани и Абдаллах ас Саляль.

I По словам аль-Арьяни, в стране реставрировался
Ч автократический режим династии Хамид ад Динов, опи-
рающихся на военно-полицейские племена северного
Джебкля.

Однако, несмотря на неудачу, восстание 1948 года
■ нанесло ощутимый удар монархическому режиму. Стра-
нна словно, пробудилась, оглянулась во мраке и потя-
нулась к свету, стала готовиться к новым. схваткам. В
I 1952 году в Адене была создана новая политическая
организация «йеменский Союз», объединившая всех
противников существующего строя. Многие ее деятели
I уже отчетливо понимали, что интересы страны требуют
; коренных социально-политических и экономических пре-
образований, и постепенно пришли к мысли о необхо-
димости покончить с самодержавием, установить рес-
і публиканский строй.

I Большое влияние на этих деятелей оказали револю-
Пионые события в Египте, где в ночь с 22 на 23 июля
? 1952 года молодые, патриотически настроенные офице-
ІІры во главе с тогда еще безвестным подполковником
|?Гамаль Абдель Насером свергли короля Фарука и взя-
|ли власть. Руководители йеменской эмиграции учли
Іуэтот опыт и в 1953 году установили контакты с рядом
I армейских офицеров, недовольных режимом. Среди них
I был командующий Таиззским гарнизоном Ахмад Яхья
I ас-Суляя, вокруг которого сформировалась группа мо-
| «голых офицеров и унтер-офицеров, разработавших план
I свершения переворота и выжидавших удобный момент,
й Случай, как им показалось, представился в конце
марта 1955 года, когда в местечке Эль-Хаубан, приго-і
роде Таизза, вспыхнуло волнение крестьян, отказав-
шихся платить чрезмерно высокие налоги. Крестьяне:
напали на воинский отряд, сопровождавший сборщиков,
налогов, и вынудили его отступить. Получив фирман1'
наказать непокорных, ас-Суляя поднял гарнизон п№
тревоге, но направил его не в Эль-Хаубан, а осадил
королевский дворец Аль-Урди. Король Ахмад был об-
винен в пренебрежении к интересам армии и народа..
Стража его долго сопротивляться не могла, сдалась на
милость повстанцев. Ахмад заперся в своих апарта-
ментах. Из Саны пришла весть, что к восставшим при-
мкнул его брат эмир Аббас. Собранные и заседавшие
в Таиззе под охраной солдат местные улемы1 2 и шейхи
приняли решение посадить на трон другого королев- ■;
ского брата — эмира Абдаллаха, и Ахмад был вынуж-
ден подписать документ об отречении от престола.

Увы, история, говорят, повторяется. Руководители
восстания не сумели закрепить успех, между ними
вспыхнули разногласия. Не заручились они и поддерж-
кой провинции. Всем этим воспользовался сын Ахмада
змир Мухаммад аль-Бадр, действовавший быстро и ре-
шительно, как в свое время при подавлении восстания ;
зль-Вазира действовал его отец. Оправился от испуга
п сам Ахмад. Он заявил, что слухи о его отречении
Лживы, и приказал не щадить мятежников. Восставшие ;
войска были блокированы в казармах и подвергнуты !
Артиллерийскому обстрелу. Их командира Ахмада ас-
Суляя и других схваченных руководителей публично
обезглавили на площади перед королевским дворцом,
а мятежных королевских братьев, эмиров Абдаллаха и
Аббаса, тайно задушили в казематах крепости Хадджа.

Торжествуя победу, король Ахмад официально про-
возгласил своего сына Мухаммада аль-Бадра престо-
лонаследником и назначил его заместителем премьер-
министра и заместителем главнокомандующего воору-
женными силами королевства. Но правящие круги по-
нимали, что сохранить в неприкосновенности режим им
вряд ли удастся и что, следовательно, нужно идти на
какие-то уступки оппозиции. Чтобы привлечь на свою
сторону, были освобождены политические заключенные,

1 Фирман — приказ, указ.

2 Улемы — высшие сановники мусульманского духовенства.
30


I их числе полковник Абдаллах ас-Саляль, активный
^частник восстания 1948 года.

Об этом человеке будет сказано еще немало, поэто-
му здесь только отмечу, что ас-Саляль приговаривался
смертной казни, которую заменили пожизненным тю-
емным заключением. Вспомнив о его популярности в
рмейской среде, дворцовые круги полагали, что су-
меют воздействовать через него на недовольных офице-
ров. Однако они просчитались. Семилетнее заключение
не сломило ас-Саляля, как, впрочем, и некоторых дру-
гих освобожденных, тут же включившихся в политиче-
скую антимонархическую деятельность. Вместе со сво-
ими единомышленниками ас-Саляль создал подполь-
ую организацию «Свободные офицеры», которая в
конце концов взяла власть в свои руки.

26 марта 1961 года члены этой организации совер-
|пили покушение на короля Ахмада, находившегося в
’"одейдской больнице. Ахмад был тяжело ранен. Он
Ітак и не поправился, проболел почти восемнадцать ме-
сяцев и умер в Таиззе 19 сентября 1962 года. К тому
^времени режим его трещал по всем швам.

С В августе в Сане состоялась демонстрация учащих-'
с я школы, требовавших модернизировать программы
обучения, расширить и улучшить преподавание светских
кнаук. Учащиеся несли портреты лидера египетской ре-
волюции Гамаль Абдель Насера и сорвали со стен в
здании министерства образования портреты имама. Та-
ким образом, эта демонстрация носила недвусмыслен-
ный политический характер. Она была поддержана
-учащимися всей страны. В Таиззе, Иббе и других го-
родах они забаррикадировались в школах и отказались
jKoro-либо впускать, пока не будут удовлетворены их
^требования. Власти ввели в действие военно-полицей-
ские силы, пустившие в ход оружие. Сотни учащихся
были арестованы, некоторых казнили. Эта кровавая
расправа вызвала яростное возмущение всего народа
и, вопреки ожиданиям правителей, лишь укрепила его
•революционный дух.

На следующий день после смерти короля Ахмада
совет улемов, собравшийся в главной мечети столицы,
избрал Мухаммада аль-Бадра 66-м по счету имамом
Йемена. Клерикалы не скрывали своего страха перед
нараставшим шквалом народных выступлений. Они со-
знавали, что никаким террором его не остановить, и

3!
поэтому в своей тронной проповеди аль-Бадр пообещал ]
разработать и осуществить новую программу экономии
ческого развития страны и даже заявил, что он «полон
решимости достичь того, чтобы все граждане были рав-
ны в правах». Он провозгласил себя главой государст-
ва и правительства и на первом заседании Совета Ми-
нистров объявил амнистию политическим заключенным?
и эмигрантам, отменил систему заложников и сообщил
о создании т. н. консультативной ассамблеи — совеща-
тельного органа в составе 40 человек, половина из ко-
торых будет избираться и половина назначаться.

В одной из бесед со мной, советским послом, вспо-
миная те дни, Абдаллах ас-Саляль сказал, что это бы-
ла хитрая уловка Бадра, пытавшегося усыпить бди-
тельность народа. Аль-Бадр вел двойную игру. Одно-
временно он заявлял, что будет продолжать политику
своего отца, и обратился к королям Саудовской Ара-
вии и Иордании с просьбой о помощи. Кроме того, он
направил своему дяде принцу аль-Хасану, находивше-
муся в Нью-Йорке на учебе, телеграмму с предложе-
нием разделить с ним власть. Дело заключалось в том,
что аль-Хасан имел прочные связи с кастовыми ста-
рыми офицерами, губернаторами провинции, шейхами
некоторых племен и другими высокопоставленными ли-,
цами.

По случаю смерти имама Ахмада в стране был объ-
явлен семидневный траур, но политическая активность
обеих сторон не стихала, ни готовились к решающей
схватке. «Свободные офицеры» и другие патриотичес-
кие силы понимали, что монархисты выгадывают время,
поэтому любое промедление может обернуться новым
разгромом, будет смерти подобно, и решили выступить
26 сентября.

Восстание началось поздно вечером, около двадца-
ти трех часов по местному времени. Курсанты королев-
ской военной школы, поднятые молодыми офицерами и
поддержанные танковыми и артиллерийскими частями,
вышли на улицы Саны, окружили и обстреляли коро-
левский дворец Дар аль-Башаир и дворцы членов ко-
ролевской семьи, захватили радиостанцию, почту, те-
леграф и другие важные правительственные учрежде-
ния. Аль-Бадру, однако, удалось под покровом темно-
ты скрыться. Он бежал на северо-запад страны, нашел
убежище у верных шейхов, а затем объявидся в Сау-

32
Шк‘

. довской Аравии. Туда, кстати сказать, спустя некоторое
время прибыл из Нью-Йорка Хасан; племянник И дядя
не оставили мысли вернуть себе трон и договорились о
^последующем разделе власти. Их зловейший альянс,
как это будет видно ниже, принес йеменскому народу
немало горя и страданий.

Утром 27 сентября радио Саны сообщило, что мо-
нархический режим в стране свергнут, и призвало Йемен-
скип народ поддержать революцию. «Мы не хотим
' больше иметь ни имама, ни короля»,—говорилось в
передаче. На этот призыв тут же откликнулись воен-
ійые гарнизоны, дислоцированные в Таиззе, Ходейде,
И обе и Салифе. В тот же день о своей поддержке ре-
эволюции заявил шейх крупнейшего племени хашед Аб-
далла аль-Ахмар, отец которого был казнен в 1955 го-
pty. Как сказал тогда в своем выступлении один из го-
сударственных и общественных деятелей страны Мух-
син аль-Айни, данный переворот не является военным
переворотом. Мы подготавливали его в течение четыр-
надцати лет и у себя в стране и за границей. На этот
раз мы имеем на своей стороне не только образован-
ных людей, но и племена, шейхи которых были казне-
ны после 1955 года по приказу имама.

Аль-Айни явно имел ввиду отца Абдаллы аль-Ах-
мара и одного из членов семьи Синаи Абу-Лухама род-
ственника своей жены. Об аль-Ахмаре хочется сказать
■. несколько слов отдельно. Это ярый противник монар-
хического режима, не только по личным мотивам, а
прежде всего по убеждениям, как безусловный патри-
от своей страны. Какие бы испытания на долю респуб-
лики не выпали, он всегда находился в рядах нацио-
нально-патриотических сил и активно выступал против
иностранного вмешательства, за суверенитет Йемена и
развитие дружественных отношений с Советским Сою-
зом. Он говорил мне, что убедился на деле: Советский
«Союз — искренний друг йеменского народа, и хорошо
помню, как в один из трудных для страны моментов,
вызванных бестактными действиями некоторых руково-
, Дителей Египта, впоследствии предавших и собственный
народ, обратился с письмом о содействии именно к Со-
ветскому правительству.

Здесь как раз место подчеркнуть, что наша страна
была первой великой державой мира, признавшей рес-
публиканский строй, установленный в маленьком Йеме-

3—4116

33
не, и тем самым еще раз подтвердившей, право наро-
дов «строить жизнь свою по своему образу и подобию».
Вспоминая тот период, нынешний президент ЙАР
А. А. Салех высоко отозвался об этом благородном ша-
ге Советского Союза. В речи на приеме в Кремле в
честь Йеменской правительственной делегации, кото-
рую он возглавлял, 27 октября 1981 года А. А. Салех
отметил сложившиеся хорошие отношения между СССР
и ЙАР и подчеркнул, что «революция 26 октября 1962
года скрепила и укрепила эти отношения, расширила
перспективы для их развития и выявила общие направ-
ления совместной борьбы во имя благородных целей».

Президент прямо сказал: «Мы... отмечаем принци-
пиальную позицию поддержки, которую Советский Со-
юз занял в отношении нашей революции (т. е. Йемен-
ской антиимпериалистической революции 1962 года—1
М. Р.). Эта позиция навечно останется в памяти йемен-
ского народа, она способствовала укреплению основ
дружбы СССР и ЙАР, подтвердила тот факт, что наши
народы, стремящиеся к утверждению добра и мира,
могут успешно продвигаться по пути развития двух-
сторонних отношений на благо обоих народов и всего
человечества»1.

Ниже я еще расскажу, как резко отрицательно от-
неслись к событиям в Йемене США, Англия и другие
крупнейшие империалистические державы, хотя рево-
люционный переворот и не выходил за рамки антифео-
дальной, буржуазного типа революции, направленной
лишь на преодоление отживших социально-производст-
венных отношений и достижение политической незави-
симости, или, как говорилось в программном заявле-
нии, на «восстановление истинно исламских принци-
пов».

Руководители революции — в основном военные, вы-
ходцы из средних слоев населения объявили, что до
проведения всеобщих выборов вся полнота власти бу-
дет сосредоточена в их руках. 28 сентября Верховное
командование опубликовало постановление о создании
Революционного командования, Совета Министров и
Президентства Республики. РК. и Совет Министров воз-
главил главнокомандующий войсками Абдаллах ас-Са-
ляль, президентский Совет — гражданское лицо Мухам-

:<Правда», 29 октября 1981 г.

34


шад аль-Осман. В изданном РК манифесте говорилось,
Ічто революция уничтожила абсолютную монархию и
приступает к созданию демократического исламского
государства, основанного на социальной справедливос-
ти. Правительство ИАР, подчеркивалось далее, готово
|соблюдать Устав ООН, поддерживает принципы непри-
соединения и установит дружественные отношения со
всеми странами, которые признают суверенитет респуб-
лики.

31 октября того же 1962 года была опубликована
^Конституционная декларация, которая комментирова-
Цлась в йеменской и египетской прессе как прообраз
г конституции освобожденного от тиранической дикта-
If туры народа, а спустя некоторое время, в апреле 1963
§ года, была провозглашена и первая временная консти-
Ітуция ИАР. Она состояла из небольшого введения и
Ііиести глав, определявших, цели йеменского общества,
права и обязанности граждан, прерогативы законода-
ртельных, исполнительных и судебных органов. Верхов-
ная власть, подчеркивалось в конституции, будет ос-
ковывлтьея на коллективном руководстве. Высшим за-
1 конодательным органом объявлялся Совет президент-
рства во главе с председателем, которым стал Абдаллах
; ас-Саляль, а высшим исполнительным и администра-
тивным органом — исполнительный совет. В состав обо-
их советов (в первом, кроме президента, было 18 чле-
нов, во втором —21) вошли представители армии, ин-
I теллигенции и купечества, то есть — я опять подчерки-
ваю это—в основном выходцы из имущих классов, ли-
I бо сами крупные собственники, либо связанные родст-
| венными и другими тесными узами с землевладельца-
і ми — феодалами и зарождавшейся компрадорской бур-
I; жуазией.

На это приходится обращать внимание, ибо именно
зто во многом объясняет многочисленные противоречия
' к борьбу кланов, которая происходила в правительстве
I и приводила (до сих пор приводит) к известным собы-
тиям, отнюдь не способствовавшим как упрочению по-
литической независимости и суверенитета, так и прео-
долению экономической отсталости. Это, кроме того,
объясняет и тот факт, что все программные документы
, республиканского правительства, как правило, ограни-
чены общедемократическими лозунгами. Можно даже
I сказать, что они в определенной степени перепевают

35
многие буржуазные программы, изобилующие словами
«свобода» и «прогресс».

Тем не менее капиталистические страны, в первую
очередь, империалистов США й Англии, йеменская ре-
волюция переполошила,. Для них Аравийский полуост-
ров, как и весь Ближний и Средний Восток, является
крупнейшим нефтяным резервуаром. По имеющимся
данным, в 1962 году США контролировали 57 процен-
тов добываемой в регионе нефти, Великобритания — 35.
Именно поэтому английская газета «Обсервер» 21 ок-
тября 1962 года отмечала: «Йеменская революция ста-
вила сложную проблему для британской и американ-
ской политики в отношении всего Среднего Востока».

Империалисты привыкли рассматривать этот район
как свою вотчину. Он является важным звеном в цепи
глобальной антикоммунистической и неоколониальной
стратегии международной реакции. Монархические ре-
жимы, подобно расистским или откровенно террористи-
ческим режимам фашистского толка, служат бастиона-
ми борьбы с национально-освободительным движением,
и правящие круги империалистических держав и круп-
нейшие монополии оказывают им всемерную финансо-
вую и политическую поддержку. Но когда рушится один
бастион, возникает угроза соседним. Вот почему фран-
цузская газета «Ля Круа» в номере за первое октября
1962 года прямо писала, что «уничтожение монархии в
Йемене вызовет тревогу на всем Аравийском полуост-
рове и прежде всего в Британских протекторатах и Сау-
довской Аравии».

Так оно и было. Король Саудовской Аравии воспри-
нял создание ЙАР угрозой своему феодально-теокра-
тическому режиму и с первых же дней Йеменской ре-
волюции стал выступать против нее. «Вашингтон пост»
30 сентября 1962 года, то есть буквально на четвертый
день после свержения монархии в Йемене, писала, что
«королевская фамилия (йеменская — М. Р.) может рас-
считывать на помощь Сауда, которому выгоднее преж-
ний режим». Американская буржуазная газета умол-
чала, что за спиной Сауда стояли монополии США и
Англии, ни на минуту не упускавшие из виду свои соб-
ственные интересы. На словах правящие круги этих
стран были за невмешательство во внутренние дела
йеменского народа, а фактически широко поддержива-
ли роялистов оружием и деньгами.

36
Щ Король Сауд рассчитывал, реставрировать йеменскую
Шмонархию с помощью шейхов зейдитских племен. Рес-
публиканское правительство стремилось привлечь этих
шиейхов к участию в государственных делах, однако
'большинство из них, финансируемые из-за рубежа, ока-
зались в стане врагов. Вместе с тем Сауд, аль-Бадр и
•грипп Хасан понимали, что добиться успеха одними
‘лишь силами вставших на их сторону обманутых пле-
мен невозможно, и поэтому решили осуществить пря-
мую интервенцию. В ответ правительство ЙАР заяви-
ло о своей решимости защитить революцию. Если Сау-
довская Аравия, говорилось в заявлении, начнет воен-
кые действия, то она 'встретит отпор: для отражения
агрессии сформированы специальные «ударные едини-
цы».

I Кстати сказать, после своего отречения от престола
Іи передачи власти Фейсалу, оставшись, как говорится
не у дел, Сауд раскрыл ряд существенных деталей за-
говора против молодой республики. В начале 1967 го-
: Да он приезжал в ЙАР вместе с египетским маршалом
Амером из Каира и в одной из бесед Сауд сказал, что,
^участвуя в заговоре, допустил большую ошибку и что
.лично он признает республиканский строй в Йемене.
Это заявление бывшего короля, хотя и запоздалое, име-
ло определенное значение не только для разоблачения
происков международной реакции, но и для прозрения
многих роялистски настроенных, обманутых врагами
йемениев.

I; Сложная, накаленная внутриполитическая обстанов-
ка и реальная угроза иностранной интервенции вынуди-
ла правительство страны обратиться с просьбой о по-
мощи к правительству ОАР. В ответной телеграмме
Г. А. Насера от 30 сентября 1962 года говорилось, что
ОАР «встанет рядом с народом Йемена, чтобы защи-
тить его права и жизнь». По взаимной договоренности
в Йемен стали прибывать контингенты египетских войск,
готовые вместе с частями йеменской армии отразить
наступление роялистов.

Большинство арабских стран, выходивших в тот пе-
риод на арену активной борьбы против империализма
и израильской экспансии, признали и поддержали ЙАР.
С первых же дней революции особенно теплые, можно
сказать, братские отношения установились между ру-
ководством республики и общественно-политическими

37
организациями Адена. Конгресс Аденских профсоюзов
и Народно-социалистическая партия -г- организаторы
борьбы за освобождение юга страны от британского
владычества —восприняли революцию 26 сентября как
свою собственную. Когда монархисты развернули нас-
тупление на Сану, аденцы направили защищать столи-
цу республики своих лучших сынов,, объединенных в
отряды национальной гвардии.

Я приехал в страну четыре года спустя после свер-
шения революции, в сентябре 1966 года, и обстановка
была все еще накалена, опасность приобретала порой
угрожающие размеры, в иные дни и часы республика,
казалось, висит на волоске. Не будет преувеличением
утверждать, что мне и всем советским товарищам, ра-
ботавшим тогда в ЙАР, пришлось увидеть самый раз-
гар борьбы, пережить вместе с йеменцами немало смер-
тельных опасностей. Читатель сам увидит это из после-
дующих описаний всех драматических событий, в гор-
ниле которых мы оказались.

Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в
Йеменской Арабской Республике меня утвердили в мае
месяце 1966 года, и до конца августа я проходил ста-
жировку, то есть подробно знакомился с обширной
информацией о Йемене в центральном аппарате Ми-
нистерства иностранных дел СССР. Мне помогали опыт-
ные, высококвалифицированные работники дипломати-
ческой службы. Большую помощь оказали также сот-
рудники Международного отдела ЦК КПСС.

В Таизз я прибыл 20 сентября. Тогда все иностран-
ные представительства — дипломатические, торговые и
т. д. — находились в этом городе; не составляли исклю-
чения и наши, кроме военного атташе, посольства. Пер-
вые три дня ушли на знакомство с работниками по-
сольства и коллективами советских тружеников, затем
мы поехали в Сану, где предстояла церемония вруче-
ния верительных грамот. Обычно она состоится через
несколько дней после соответствующего уведомления
главы государства, но президент ЙАР ас-Саляль на-
значил ее на утро следующего дня, то есть на 24 сен-
тября. Тем самым было подчеркнуто то значение, ко-
торое правительство республики придает отношениям
с Советским Союзом.

После вручения верительных грамот состоялась бе-
седа, в ходе которой ас-Саляль рассказал о многочис-

38
ІлеН'Ных трудностях, стоящих перед ЙАР, и о том, как
?они преодолеваются с помощью друзей, в числе кото-
рых первой была названа наша страна. Это можно бы-
|ло бы посчитать данью вежливости, дипломатическому
ртикеіту, если бы я не знал от наших товарищей, рабо-
тавших в Йемене не один год, что Абдаллах ас-Саляль
являлся человеком твердых убеждений и большой иск-
ренности. Он симпатизировал советским людям, считал
их естественными союзниками борьбы арабских иаро-
Ідов с империализмом и неоколониализмом и высоко
ценил моральную и материальную помощь, которую
Советский Союз оказывал Йемену. После своего осво-
бождения из. тюрьмы ас-Саляль работал некоторое
время начальником строительства морского порта в Хо-
дейде. Порт сооружался с помощью нашей страны, в
соответствии с соглашением об экономическом сотруд-
ничестве, заключенном в 1956 году, и ас-Саляль уста-
новил тесный дружеский контакт с советскими специа-
листами и моряками, горячо интересовался достижения-
ми и жизнью нашего социалистического общества, рус-
ской классической и современной советской литерату-
рой.

Присутствуя на приеме, устроенном послом по слу-
чаю вручения верительных грамот, в котором приняли
участие все члены йеменского правительства, ас-Саляль
обратился к своему заместителю Абдаллаху Джузей-
ляну и подчеркнул, что он рассказал о всех труднос-
тях, которые возникли после свержения монархии и что
они не устранены до сих пор. Эти трудности связаны
не только с интервенцией аль-Бадра, бывшего имама,
поддерживаемого Саудовской Аравией, но и с тем тяж-
ким наследством, которое оставила народу монархия —
экономической отсталостью, темнотой и невежеством,
родо-племенной разобщенностью.

— Горькое наследство,— .вздохнул Джузейлян, под-
держав президента.

За короткий срок у нас сложились добрые, дружест-
венные отношения и с самим ас-Салялем, и с его за-
местителем Джузейляном, и со многими другими чле-
нами правительства и сотрудниками государственного
аппарата, что облегчило работу посольства и давало
возможность шире и глубже знакомиться с жизнью и
обычаями страны и ее народа. Мы всегда находили
взаимопонимание, наши беседы с ас-Салялем и Джу-
зейляном отличались полной откровенностью, даже по
такому сугубо тонкому вопросу, как их отношения с
египтянами. Ас-Саляль тепло отзывался о выдающем-
ся сыне арабского народа Гамаль Абдель Насере, час-
то вспоминал наряду с ним, характеризуя как подлинных
борцов за независимость, Али Сабри, Гомоа и других.
Вместе с тем он не скрывал и своего отрицательного
отношения к некоторым египетским деятелям, вроде
тогдашнего вице-президента Анвара Садата и военного
министра Бадрана, которые, по его словам, «в душе
реакционеры и сатрапы».

Хорошо помню, как бурно переживал ас-Саляль
июньские дни 1967 года — агрессию Израиля против
Египта, Сирии и Иордании. Его правительство, как и
правительства других арабских стран, объявило войну
Израилю. Ставя об этом в известность дипломатиче-
ский корпус, Саляль сказал, что нападение Израиля
продиктовано стремлением международного империа-
лизма и сионизма как можно быстрее осуществить свой
коварный заговор против всей арабской нации.

—• Для того, чтобы воспрепятствовать этому, мы
готовы пойти на союз с Саудовской Аравией, отложив
наш спор до лучших времен,—подчеркнул он,—так как
Саудовская Аравия тоже объявила войну агрессору и.
даже направила в страны, подвергшиеся нападению,
свои войска.

Известие о том, что в результате военного пораже-
ния Насер решил уйти в отставку, ошеломило Саляля.

— Это что, капитуляция? — несколько растерянно
произнес он.

Нам расказывали, как во время выступления Насе-
ра, в котором он обосновывал свое решение личной от-
ветственностью за случившееся, в Каире вдруг объяви-
ли воздушную тревогу, хотя в небе над Египтом в тот
момент не было ни одного израильского самолета. Поз-
же выяснилось, что это была провокация с целью за-
пугать население. К счастью, народ, в первую очередь
рабочий класс Египта не поддался провокаторам и сво-
им выступлением в те решающие дни сумел поддер-
жать пошатнувшийся прогрессивный режим, воспрепят-
ствовать капитулянтским тенденциям.

Комментируя в одной из бесед твердую и решитель-
ную позицию Советского Союза, благодаря которой бы-
ли сорваны далеко идущие планы израильских экстре-

40
I[истов и их американских покровителей, ас-Саляль
казал, что «Советский Союз — самый важный и надеж-
ый друг арабов». Он планировал визит в нашу стра-
у, хотел побывать в Москве в дни празднования 50-
етия Великой Октябрьской социалистической револю-
ии. Договоренность об этом была достигнута, но —
вы! — история переменчива.

Ас-Саляль пользовался популярностью в народе,
го поездки по стране вызывали всеобщий энтузиазм,
оторый выливался в демонстрацию поддержки усилий
равительства, направленных на укрепление республи-
анекого строя. Повсюду собирались многочисленные
олпы и вдохновенно кричали: «Аша аб ас-Саляль!» —-
р«Да здравствует Ас-Саляль!»—■ или скандировали:

— Ас-Саляль! Ас-Саляль! Ас-Саляль!

Казалось, что власти его ничто и Никто, кроме мо-
інархистов, не угрожает, но, как показали последующие
"события, в этом отношении он был настроен слишком
благодушно. Подробнее скажу несколько ниже, а сей-
час хотел бы только отметить, что после того, как а'с-
.Саляль был свергнут, имя его подвергалось остракизму
и не без пропагандистских маневров новых руководите-
лей предано забвению, совершенно,- на мой взгляд, не-
заслуженному, Сказалась, конечно, отсталость йемен-
ских трудящихся масс, их низкая классовая сознатель-
ность, являющаяся, как уже отмечал, результатом жиз-
ни в условиях чудовищной нищеты и бесправия, непре-
одоленных феодальных и дофеодальных отношений.

Нуждаясь в международной поддержке,, стремясь
установить более тесные связи с другими государства-
ми, а также желая продемонстрировать всем колеблю-
щимся и сомневающимся внутри страны растущий ав-
торитет республики, правительство ПАР обращалось к
иностранным послам с просьбой перевести посольства из
Таизза в Сану. В беседе после вручения верительных
грамот ас-Саляль затронул этот вопрос, и мы ответи-
ли положительно. Вскоре нам предложили взять в соб-
ственность Советского государства земельный участок
площадью более 3,5 гектара с внушительным камен-
ным домом и другими строениями, принадлежавшими
прежде одному из членов королевской семьи принцу
Косиму. Участок так и назывался: «Бейт Касим» —
«Лдм Косима». После революции его экспроприирова-
размещались многие советские специалисты, ра-
Ьуй.к.'...'* I
£-88? 11
S3.8,8. АЯІ*)
ботавшие в ИАР. Когда посол приезжал в Сану, он и
сопровождавшие его сотрудники тоже останавливались
в этом доме.

Небезынтересна личность бывшего владельца дома

принца Касима. Он вел паразитический образ жизни,
вопреки запрету Корана, который его предки возводи-
ли в догмат, питал страсть к спиртным напиткам и же-
вал кат—'Наркотик, о котором я уже говорил. В ка-
менном доме, на третьем этаже, жила одна из его жен,
считавшаяся любимой, на остальных этажах — слуги.
Над входом в дом, на уровне третьего этажа, по обе-
им сторонам были нарисованы огромные змеи, да так
искусно, что с улицы представлялись живыми.

— Сделано для того, чтобы посетители боялись
смотреть наверх, где вдруг в окне могли бы увидеть
жену принца,— объясняли нам сведущие люди.

Другой дом, значительно меньший по размерам, с
плоской крышей — фок по-йеменски,— находился в глу-
бине участка, в нем, как говорили, жили наложницы
принца. За домом была ореховая роща, перед ней —
красивый бассейн. Фасадная и тыльная стены здания
имели навесы. Касим частенько посещал гарем, взби-
рался на фок, услаждал свой слух музыкой, под кото-
рую шли по его приказанию купаться в бассейн на-
ложницы. На ту, которая больше всех нравилась, он
указывал пальцем, и ее приводили к нему. По расска-
зам очевидцев, в гареме Касима было не меньше 30—
35 красивых молодых, даже совсем юных женщин.

Йеменцы предлагали нам «Бейт Касим» бесплатно,
говорили — в знак дружбы, но мы возражали, чтобы
избежать ненужных враждебных толков, и оформили
купчую на участок со всеми строениями за счет совет-
ского кредита, предоставленного Йемену в соответст-
вии с соглашениями о техническом и экономическом
сотрудничестве и о торговле и платежах. Позаботились
мы и о том, чтобы проживающие на территории мест-
ные люди были переселены в условия отнюдь не худ-
шие. В этом нам помог заместитель президента ЙАР,
генерал Абдальаҳ Джузейлян, давший соответствую-
щие указания.

Когда территория освободилась, мы привели ее в
порядок с помощью советских специалистов из группы,
которую возглавлял товарищ Чурин. Пустили два буль-
дозера, выровняли весь участок, сделали удобную нам

42
Шілайировку, оставив лишь дома да бассейн и колодец.
ЩНя участке оказалось много змей, особенно под по-
Щіостами у бассейна. Колодезная вода была с гнилост-
Шным запахом, люди заболевали от нее, заболел и мой
Кмладщий сын. Без другого источника водообеспечения
Й|не приходилось и думать о переводе посольства, поэто-
г му бурение новой скважины стало задачей номер один.
рЕё пробурили наши гидромелиораторы, трудившиеся в
ЙВади-Сурдуде. Одновременно мы приводили в порядок
||й приспосабливали для работы основное здание, быст-
V' ро построили летний кинотеатр с площадкой, которая
! использовалась Для приемов. Кроме того, мы приобре-
I ли несколько домов для размещения дипломатическо-
I оперативного состава и технических служащих, в том
числе под резиденцию посла-—дом одного из близких
I друзей ас-Саляля, тогдашнего губернатора Ходейды
I Абдаллы Добби.

В Дальнейшем было решено построить на участке
комплекс зданий посольства. Наше правительство одоб-

■ рило эту инициативу и выделило на 1967 год средства,
необходимые для развертывания подготовительных ра- ,

■ бот. Многие из названных выше мероприятий осуществ-
лялись под знаком подготовки к 50-летию Великой Ок-
тябрьской революции. Все советские люди, находившие-

!: ся в Йемене, стремились ознаменовать замечательный
праздник новыми трудовыми успехами.

Обстановка в стране между тем ухудшалась. Граж-
данская война разгоралась, на стороне республикан-
цев были, как уже упоминалось, египетские войска, на
стороне роялистов—войска Саудовской Аравии. На
первых порах египтяне оказали йеменскому народу в
целом полезную и действенную помощь. Однако, за-
тем их командование повело себя, откровенно говоря,
как сатрап, то есть стало вмешиваться во внутренние
дела народа, противопоставлять одних деятелей дру-
гим, смещать неугодных им людей с занимаемых пос-
тов, иных изгоняли из страны, некоторых арестовыва-
ли, отправляли в Каир и держали там в тюрьмах.

Северойеменцы и некоторые египтяне утверждали,
что шефом египетских экспедиционных войск являлся
Анвар Садат. Ряд крупных йеменских государственных
деятелей, фамилии которых, думается, по понятным чи-
тателю соображениям не назову, говорили мне, что это
опасный человек, способный погубить дело Насера, и,

43
кстати сказать, упоминали, что в годы второй мировой
войны Садат оказывал услуги гитлеровской разведке.

Мне приходилось несколько раз встречаться и бе-
седовать с Гамалем Абделем Насером. Когда он впер-
вые посетил Советский Союз, я был в числе официаль-
ных советских лиц, наряду с А. Н. Косыгиным и Н. А.
Мухитдиновым, сопровождавших его в поездке по на-
шей стране. Он вызывал симпатии, был обаятельным
человеком, верным сыном своего народа, осознавшим,
что правое дело арабских народов может восторжест-
вовать лишь на путях социалистической ориентации и
благодаря всемерному укреплению дружбы и сотруд-
ничества с Советским Союзом, с лагерем социализма.

Работая в Йемене, я приобрел немало хороших
друзей-египтя'н, с которыми мы делили радости и тре-
воги, часто по-товарищески помогали друг другу в де-
лах и в быту. В беседах, проходивших как в Сане и
Таиззе, так и в Каире, они, вспоминая трагические дни
суэцкого кризиса в 1956 году, говорили:

—'■ Прекрасно иметь такого друга, как Советский
Союз, рожденный Великой Октябрьской социалистиче-
ской революцией! Без него египетскую революцию уду-
шили бы в колыбели.

I

:

После израильской агрессии 1967 года эти чувства
стали еще более горячими, более глубокими и прочны-
ми. Тяжело переживая военное поражение, мои египет-
ские друзья подчеркивали, что если бы не Советский
Союз, то их страна оказалась бы в настоящей беде,
вновь попала бы в руки империалистических воротил.
Они высоко оценивали предпринятые нашим правитель-
ством шаги по немедленному прекращению разбойничь-
его наступления израильских войск, в том числе реши-
тельное требование создать Чрезвычайную специаль-
ную сессию Генеральной Ассамблеи ООН с участием
руководящих деятелей государств. Выступление Пред-
седателя Совета Министров СССР товарища А. Н. Ко-
сыгина на этой сессии, открывшейся уже 17 июня 1967
года, обсуждалось египетскими и йеменскими друзьями
в восторженных тонах, с чувством искренней благодар-
ности.

Египет Насера был общепризнанным лидером осво-
бодительной борьбы арабского мира. Но иной раз его
правительство • не без воздействия деятелей, подобных
Садату, допускало отклонения от стратегической линии
І§( угоду определенным тактическим соображениям. Са-
■дат, как видно, умел ловко, по-хамельонски, маскиро-
ваться, и это качество помогло ему придти к власти
>, после безвременной скоропостижной кончины Насера,
I а потом, устранив противников, круто повернуть впра-
рво, открыто предать патриотический курс своего вели-
- кого' предшественника, перейти в лагерь контрреволю-
Іции и заключить под эгидой США позорное капиту-
лянтское Кэмл-Дэвидское соглашение с Израилем. Ду-
8 мается, и тогда, в 1967 году, именно , он немало спо-
собствовал тому, что командование ешпетскях войск в
-Йемене своими действиями давало врагам республики
( возможность прикрываться демагогическими лозунга-
ми борьбы с иностранным засилием.

Повторю еще раз: я неплохо знал Гамала Абдела
: Насера и знаю немало египтян, хороших друзей нашей
{ страны и верных сынов своего народа. Я не могу быть
безразличным к судьбе этой страны, славной своей ис-
торией и достойной лучшей участи. Ее успехи вызыва-
ли искреннюю радость, ее беды — столь же искреннее
огорчение.

Как известно, в течение длительного периода и им-
периалистической стратегии Соединенных Штатов на
Ближнем Востоке были две точки опоры: сионистский
Израиль и шахский Иран. Революционная волна смела
шахский строй в Иране, коренным образом изменила
политическую обстановку в зоне Персидского залива.
Вашингтон потерял своего верного союзника. Но тут
ему предложил свои услуги Садат, предательство ко-
торого дало возможность США опираться в своей аг-
рессивной ближневосточной стратегии вместо Ирана на
Египет. Кэмп-Дэвид стал основой сотрудничества США,
Египта и Израиля. Американская администрация полу-
чила согласие на использование египетской территории
для военных баз и т. н. «сил быстрого развертывания»,
призванных поддержать режим Садата, старался добро-
совестно служить .американскому империализму.

Вспомним хотя бы, как постоянно поддерживалась
накаленная атмосфера на границе с Ливией, как в ав-
густе 1981 года американский флот совершил явную
провокацию против этой республики, как вооружалось
правительство Нимейри в Судане или были проданы
Египту самолеты с системой АВАКС, чтобы они патру-
лировали ливийскую границу, как в ноябре того же

45
года проводились провокационные американо-египет-J
Скис учения в Египте... Режим С адата предпринимал
попытку расколоть Палестинское движение сопротивле-
ния, стремился навязать палестинцам пресловутый ре-
жим «автономии» в секторе Газа и на западном бере-
гу Иордана. ■

Политика режима Садата, его сговор с американ-
ским империализмом и израильскими сионистами соз-
давали прямую опасность для всех стран Ближнего и
Среднего Востока и Африки. Это была антинародная
политика и, естественно, что в народных массах посте-
пенно накапливалось возмущение подобным предатель-
ством общеарабского дела. В итоге Анвар Садат был
убит.

Четко и справедливо высказал свои соображения
один из представителей египетской прогрессивной оп-
позиции, который дал интервью Южно-Иеменской газе-
те «Ас-Саури»: «Садат сам повинен в своей гибели: он
полностью отверг наследие, оставленное Гамалем Аб-
делем Насером. Врага нации, сионисты и империалис-
ты стали его лучшими друзьями. Необходимо отметить
и враждебную позицию Садата по отношению к араб-
ским странам, следующим антиимпериалистическим и
антиоионистскіим курсом, его союз с Нимейри под эги-
дой Соединенных Штатов, направленный против Ли-
вийской Джамахирии. Естественно, все это способство-
вало росту возмущения и негодования среди широких
масс населения».

И далее: «После смерти Насера все арабские стра-
ны глубоко скорбили в связи с его кончиной. После
гибели же Садата арабский мир радовался»1.

Вернусь к дням, о которых мой рассказ. Июньское
поражение 1967 года требовало мобилизации всех ре-
зервов арабских стран для ликвидации последствий из-
раильской агрессии, в связи с чем правительство На-
сера пошло на вывод египетских войск из северного
Йемена. На конференции глав арабских государств,
состоявшейся в августе в Хартуме, Насер вел по это-
■ му поводу длительные переговоры с королем Саудов-
ской Аравии Фейсалом, который, в свою очередь, обя:
зался прекратить всяческую помощь монархистам. Бы-
ла создана тройственная комиссия в составе предста-

1 Еженедельник «За рубежом», 23—29 октября 1981 К, № 43.

46
ІІителей Судана, Марокко и Ирака, призванная играть
роль посредника. Насер говорил. ас-Салялю, что он ис-
ходил не только из тактических соображений, продик-
тованных необходимостью, а еще и из того, что устои
республиканского режима в Йемене не стали доста-
точно прочными. Однако ас-Саляль воспринял Хартум-
ское соглашение как предательство. Он заявил, что его
йравительство не считает себя связанным данным сог-
лашением, и так и не принял посредническую комис-
сию, вынужденную в начале октября покинуть Йемен.
Нас, естественно, все это волновало. Мы видели, что
jj обстановка в стране накаляется. С одной стороны, уси-
Цливался раскол в стане республиканцев, с другой —
щ активизировались роялисты, расценившие Хартумское
соглашение как еще одну возможность добиться рес-
| та в рации монархического режима. Их отряды, восполь-
Щ зовавшись эвакуацией египетских войск, заняли ряд
I важных пунктов на севере и востоке страны, откуда
■ могли повести наступление непосредственно на Сану.
Ас-Саляль в те дни готовился к визиту в нашу стра-
ну. Я возвращался из отпуска, в Москве мне сказали,

; что ас-Саляль находится в Каире, собирается ехать к
нам оттуда через Багдад, и посоветовали по возмож-
; ности встретиться с ним, дружески подсказать, что в
связи с создавшейся ситуацией, может быть, целесооб-
разно перенести его визит на более поздний и удобный
для него срок. Встреча состоялась, однако ас-Саляль
был уверен в прочности своих позиций. Нелестно, в
резких выражениях охарактеризовав роль египтян в
йеменских делах, он сказал:

— Несмотря на их предательство, в стране все в
порядке, ничего не случится. Когда вы приедете в Са-
ну, увидите сами.

В ту же ночь, вскоре после беседы с ас-Салялем, я
и первый секретарь посольства А. В. Зайцев вылетел
из Каира в Йемен. Действительно, обстановка в стра-
не могла показаться обычной, относительно спокойной
и нормальной. Но это было, как говорится в народе,
затишье перед бурей. Ас-Саляль явно недооценил си-
лы оппозиции, в которую входили не только республи-
канцы откровенно правого толка, главным образом
шейхи племен, или консервативного крыла, склонного
к компромиссам с феодально-племенной верхушкой, но
и республиканцы левых слоев, в том числе часть офи-

47
церства. Как правые, так и левые обвиняли презеден-
та в неспособности разрешить проблемы — разумеется
со своих диаметрально противоположных позиций1 —
и в ночь с 4 на 5-ое ноября совершили бескровный го-
сударственный переворот. Ас-Саляль оказался в эмиг-
рации, сторонники его были репрессированы; однако
многих из них впоследствии'выпустили из тюрем, и од-
ни—большая часть приняли активное участие в борь-
бе с монархистами, другие покинули страну.

К власти пришли новые люди, функции президен-
та принял на себя Республиканский совет, в состав ко-
торого вошли лидеры консервативного крыла Абдаррах-
ман аль-Арьяни, Мухамад Али Осман и Ахмад Мухам-
мад Нуман, а после отставки последнего — Хасан аль-
Амри. Во главе Совета Министров стал видный поли-
тический деятель Йемена, бывший до революции 1962
года активным лидером профсоюзного движения в
Адене, Мухсин аль-Айни. Министром иностранных дел
был назначен Хасан Меки, министром экономики —
Мухаммад аль-Аттар.

Мы восприняли переворот как внутреннее дело
йеменцев, хотя и были обеспокоены тем, что о« произо-
шел накануне 7 ноября, когда посольство и другие со-
ветские учреждения готовились провести ряд мероприя-
тий, связанных с празднованием 50-летия Великой Ок-
тябрьской социалистической революции. Было решено
не отступать от намеченного плана. 5 ноября мы откры-
ли в Сане Советский культурный центр, а 7 ноября
устроили большой праздничный прием, на котором
присутствовали все члены нового северойеменского пра-
вительства во главе с Абдаррахманом аль-Арьяни и
Мухсином аль-Айни. Арьяни выступил с теплой привет-
ственной речью и подчеркнул, что стремящийся к прог-
рессу республиканский Йемен будет развивать дружбу
и сотрудничество с великим Советским Союзом.

— Ваша страна проявляет глубокое понимание, на-
ших серьезных внутренних проблем,—< сказал он в бе-
седе со мной.

Отношения у нас со многими новыми лидерами го-
сударства сложились более чем благоприятные, беседы

1 Подробнее обо всем этом см. в книге Л. Н. Котлова
«Йеменская Арабская Республика». Йзд-во «Наука», 1971 г. и в
книге О. Г. Герасимова «йеменская. революция», 1962—1975 гг.,
изд, «Наука», 1979 г. -

48


Щвсегда носили. откровенный, деловой и конструктивный
* характер,.способствовали укреплению взаимопонимания,
жни говорили, что стремятся к прекращению граждан-
ской войны и урегулированию внутри йеменских проти-
воречий мирными путями, но, конечно же, при условии
признания всеми антагонистическими силами республи-
канского строя. Вопрос , о государственном устройстве,
подчеркивали все без исключения наши собеседники,
, не может быть предметом обсуждения, он решен раз
Щі навсегда. Обвиняя ас-Саляля в узурпировании влас-
'ти, в том ,что при нем главную роль играли не пред-
ставительные и гражданские органы, а военные преж-
Іде всего чужеземные,— египетские, наши собеседники
утверждали, что ас-Саляль тем самым сдерживал раз-
витие страны по пути прогресса и демократии.

Это не совсем соответствовало истине, и было не-
справедливо по отношению к бывшему президенту, ибо
многие его действия вызывались острой необходимос-
тью и диктовались конкретными обстоятельствами. За-
слуги его в создании и упрочении республики, безус-
ловно, огромны. Но многострадальный йеменский на-
род больше всего нуждался в мире, и поэтому, мы, ес-
тественно, приветствовали желание новых лидеров до-
биваться умиротворения в стране и сплотить-йеменский
народ под знаменем республики. Вместе с тем мы ви-
- дели, что курс на компромиссы с шейхами племен объ-
ективно ведет к повышению роли феодальных группи-
ровок в определении политики правительства в социаль-
■ ной и экономической областях. В одном из разговоров
с Аль-Арьяни, когда он сам затронул эту тему, я ска-
" зал, что дальнейшее развитие страны, ее прогресс на-
верняка зависит от того, насколько последовательно
будут осуществляться демократические принципы рево-
люции 1962 года.

— От них мы не отступим,— ответил президент.—
Но мы стоим на принципах исламского шариата и не
: Можем не считаться с привилегиями вождей племен, за
которыми идет большинство феллахов, то есть подавля-
ющая часть населения страны. Наша ближайшая за-
дача —- отколоть от роялистов, перетянуть на сторону
республики все племена и добиться сотрудничества по-
литических сил всех направлений.

—• Это благородная задача,— сказал я,— и мы по-
нимаем условия, в которых находится ваша страна, и

4—4116

49
трудности, с которыми вы сталкиваетесь. В борьбе с
реакцией, за социальный прогресс йеменский народ мо-
жет всегда надеяться на сочувствие и поддержку со-
ветского народа. Мы по собственному опыту знаем, как
коварны империалистические силы и что уступки поли-
тическим противникам, даже тактические, могут, если
поступиться при этом главными принципами, обернуть-
ся поражением.

В конце беседы аль-Арьяни поблагодарил за откро-
венность, которая, как он сказал, вызывает уважение и
признание, и заверил, что лично он и все члены йемен-
ского правительства будут прилагать усилия для ук-
репления и упрочения дружбы между нашими двумя
странами.

Таким образом, внешнеполитический курс ЙАР по
существу оставался неизменным. Занимая нейтралис-
тическую позицию, новое правительство было готово
расширять дружественные отношения с СССР и други-
ми социалистическими странами. В этом вопросе чле-
ны кабинета были единодушны, хотя среди них име-
лись люди различных идейных воззрений и политиче-
ских убеждений, в том числе прозападной ориентации.
Но тон задавали сторонники социально-экономического
прогресса, главным образом молодые деятели, как Му-
хаммад аль-Аттар, Хасан Мекии, умный и энергичный
генерал Хусейн Дефаи, его друг, начальник генераль-
ного штаба полковник Абдель Ракиб и другие. Они хо-
рошо понимали, что за монархистами стоят силы меж-
дународного империализма во главе с Соединенными
Штатами Америки.

Что касается внутриполитической области, то здесь
правительство отдавало все силы борьбе против ярост-
ных, кровопролитных попыток реставрировать монар-
хию и не всегда оказывалось стойким и последователь-
ным в развитии демократических тенденций революции.
Со временем это привело к резкой поляризации сил в
лагере республиканцев и в конечном счете — к победе
правого, консервативного крыла.

Но в дни, о которых рассказ, республиканцы были
вынуждены позабыть все свой внутренние противоре-
чия и выступали единым, сплоченным фронтом. Над реш
публикой нависла смертельная опасность: монархисты
развернули наступление на Сану. Это был очередной
шквал истории.

50 •'

і
В ТРУДНЫЕ ДНИ ЙАР

-J Как уже говорилось, монархисты восприняли паде-
ние ас-Саляля новой возможностью для достижения
своих целей. Они наотрез отказались вести какие-либо
■переговоры с республиканцами и, собравшись на сове-
йрцании, приняли резолюции, в которых прямо заявляли
о стремлении добиться восстановления имамата. Мно-
§Іие из них. не допускали даже мысли о признании из-
менений, происшедших в стране за пять послереволю-
ционных лет. Заняв важные опорные пункты на севере
и востоке страны, роялиетические отряды уже к концу
Ноября по существу блокировали Сану. Были захваче-
ны почти все горы, окружающие столицу, за исключе-
нием некоторых возвышенностей на юго-западе, через
которые проходила дорога, связывающая Сану с Хо-
дейдой и тоже подвергавшаяся интенсивному обстрелу.
Свергнутый король аль-Бадр заявил на весь мир, что
дни ненавистной ему республики сочтены. .

Однако дальнейшие 'события опрокинули надежды
-феодально-монархической реакции и показали проч-
ность республиканского строя, на защиту которого вы-
ступили широкие массы как городского, так и сельско-
го населения. Повсеместно создавались отряды народ-
„ кого сопротивления, бойцы которых проявляли чудеса
героизма и самопожертвования. Немаловажное значе-
ние сыграло и то обстоятельство, что реальная угроза
. возвращения к власти аль Бадра заставила пересмот-
реть свои позиции многих племенных шейхов, ранее

• придерживавшихся нейтралитета. Позже, в ходе боев,
на сторону республики перешло и значительное коли-
чество шейхов племен, которые прежде активно под-
держивали роялистов.

If' В первые же дни наступления монархических от-
рядов на Сану руководители ПАР обратились к нашей
г стране с просьбой о срочной материальной помощи и
политической поддержке. Аль-Арьяни и аль-Айни ре-
шили направить в Москву правительственную делега-
цию. В беседах с советским послом они, как и другие
государственные деятели, в том числе Мухаммад Ат-

• тар и Хасан Мекки, подчеркивал», что в сложившейся
ситуации единственное спасение республики^-это быст-
рая помощь Советского Союза. При этом Мухаммад

, Аттар неоднократно ссылался на ленинские положения
о всемерной поддержке национально-освободительного Ц
движения народов и даже цитировал В. И. Ленина — %
о том, что «в современной международной обстановке ѵ?
кроме Союза Советских республик нет спасения зави- ?j
симым и слабым нациям»1.

Делегация ЙАР во главе с министром иностранных §
дел Хасаном Мекки была принята в Москве 12—13 но- |
ября, и Советское правительство решило оказать все- |
стороннюю помощь молодой республике, защищавшей g
свой суверенитет и независимость. Впоследствии Аб- I
даррахман аль-Арьяки неоднократно подчеркивал, что |
материальная и моральная поддержка, оказанная на- |
шей страной, имела большое значение для осознания я
йеменским народом своей способности к сопротивлению і
планам мирового империализма во главе с Америкой |
сокрушить республики. Эта помощь, сказал он в одной
из бесед, дала возможность одержать большие победы
и нанести поражения всем врагам йеменского народа f;
из числа реакционеров и империалистов.

В связи с напряженной обстановкой на Ближнем
Востоке и в самом Йемене в течение 1967 года мы не
смогли полностью перевести посольство в Сану. Рабо- f
тать было трудно, из-за этого обстоятельства все чаще
толкали на риск. Когда потребовалось срочно перевез- $
ти из Таизза некоторое оборудование и важную доку- |
ментацию, первый секретарь посольства А. В. Зайцев і
не смог вылететь в Сану из-за сильного обстрела. Тогда
Александр Васильевич решил добираться кружным пу-
тем. Ему пришлось преодолеть около пятисот километ-
ров, а опасным был каждый шаг: любой встречный ;
мог оказаться врагом. |

Монархисты, рвались в. столицу, бои шли уже и в
предместьях. С первого декабря Сана стала подвер-
гаться массированному артиллерийскому обстрелу. Тя-
желые снаряды рвались.на многих улицах, сносили до-
ма, под развалинами которых, гибли люди. Часть мест-
ных деятелей и некоторые иностранные представители
ударились в панику, бежали тайком из города.

Мы, естественно, не могли рисковать жизнями со-
ветских специалистов, работавших как в столице, так
и в ее окрестностях. В основном это были врачи и учи-
теля, инженеры и техники, фельдшеры и медицинские J

1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т.' 41. С. 167.

52
V дрстры, то есть люди самых мирных профессий, оказы-
■ 'давшие йеменским друзьям бескорыстную помощь. Они
' Шриехали вместе с семьями — более 350 человек, и нам;:
коллективно, т. е. мне, советнику посольства В. А. Пе-
Цышкину, Г. В. Назаренко, А. В. Зайцеву, А. Д. Корот-
кову, нужно было предпринять решительные шаги для.
кого, чтобы обезопасить их жизни. Несмотря 'на труд-
ности, я связывался- с Москвой и сообщил о решении
эвакуировать советских граждан из Саны. Центр под-
твердил это решение, посоветовал использовать для
"этой цели все возможные транспортные средства, и, в
рвою очередь, оказал необходимую помощь. В течение:-
ввух дней, 3 и 4 декабря, почти все советские специа-
листы и их семьи были перевезены в Ходейду.

!-'• Обстрел города велся все интенсивнее, положение
^•ухудшалось с каждым часом. Вслед за специалистами
I решили эвакуировать членов семей дипломатических
работников и оперативного, состава. Я распорядился4
! собрать всех оставшихся гражданских специалистов и
Г:семьи дипработников в посольстве. Позвонил жене,
[■"сказал, что послал машину, пусть немедленно забира-
; ст сына и покидает резиденцию.- Если бы они задержа-
;. лись минут на 10—15, я навряд ли увидел бы их жи-
выми: снаряды и мины ложились в том районе особен—
і но густо, дом, в котором проживали наши дипломаты,.
* был сильно поврежден.

Для организации размещения эвакуированных со-
^ ветских граждан в Ходейде вместе с семьями диплома-
тических и других наших работников вылетел советник,
посольства А. Д. Коротков. Аль-Арьяии предоставил в
наше распоряжение свой президентский самолет. Когда
машина пошла на взлет, монархисты начали обстрел
I аэродрома, самолет был поврежден. Тем не менее он
благополучно дотянул до Ходейды. В Сане остались
только мужчины. Дипломатический оперативный сос-
тав во главе с послом поддерживал непосредственный
контакт с руководителями республики и ее вооружен-
ных сил, стойко удерживавших оборонительные рубе-
жи.

Председатель -Республиканского совета Абдаррах-
ман аль-Арьяни в те дня был прикован к постели. Он
лежал в самом здании Республиканского совета, возле-
него постоянно дежурил врач —наш, советский специа-1
лист Горохов, работавший в местном госпитале. От

5а.
^близких разрывов здание сотрясалось, вылетели стек- \
.ла, но Горохов мужественно нес свою трудную вахту, j

С вечера 5-го декабря в ночь на пятое, артиллерий-
ская канонада усилилась. В грохот взрывов вплетал-
ся пулеметный треск. Город был озарен пожарами. Ка-
залось, монархисты вот-вот ворвутся на его улицы. Во j
время обстрела распространился слух о том, что пря-
мыми попаданиями снарядов уничтожено здание, в ко- |
тором размещался аппарат военного атташе советского j
посольства. Но это была провокация, направленная на ;
разжигание паники, ибо пустившие слух, как видно, \
предполагали, что советский посол в те часы находил- |
ся именно в том здании и совещался с военным атташе !
Г. В. Назаренко. S

Поздно вечером меня пригласил к себе верховный I
главнокомандующий вооруженными силами ИАР Ха- §
-сан аль-Амри. Он был глубоко озабочен создавшимся |
положением, сказал, что падение Саны равносильно па- j
дению республики, и привел бытующую в народе по- |
говорку: «Кто владеет Саной, тот владеет страной».

— Эти два-три дня все решат,—добавил он и вздох- |

нул:—Боюсь, что не выстоим. ■ . |

Словно подтверждая его слова, в кабинет вбежал £
Абдель Халик, командир подразделения командосов, ’
.защищавших одну из важнейших , высот на подступах I
к городу, и сказал, что высота пала. Я знал его хоро- f
шо, он был танкистом, окончил советское военное учи-
-лище и часто бывал у нас в посольстве.

— Как же так, друг, ведь ты прошел такую шко-
.лу?!—сказал я ему.

Он глянул на меня, крикнул: «До свидания!» — и
выбежал из кабинета. Часа через два нам сообщили,
что Абдель Халик повел своих командосов в контрата-
ку и выбил монархистов с высоты. Больше она в ру-
ки врагов не попадала.

Судя по всему, монархисты намеревались 5 декаб-
ря овладеть городом. Характер артобстрела свидетель-
ствовал о том, что идет подготовка к решительному
штурму. Несколько снарядов взорвалось на террито-
рии посольства, один —у самого рабочего здания, по-
выбивав все стекла. К счастью, обошлось без жертв.
Было так сложно, что не передать словами. Обстанов-
ку приходилось выяснять визуально, прямо на местах.
Когда наши товарищи с целью подготовить эвакуацию
Црехали узнать, что происходит в районе аэродрома,,,
-они попали в окружение. Их выручил отряд народного-
Сопротивления, направленный министром иностранных
Цдел Хасаном Мекки, к которому я обратился за по-
мощью. Мекки сам поехал с этим отрядом.

Учитывая сложившуюся обстановку, я посоветовал-
§§1я с товарищами и запросил Москву, как нам быть
'дальше. Центр дал указание срочно эвакуировать по-
сольство в Ходейду либо, если это уже невозможно,—
' перебраться в одно из посольств, ибо роялисты откры-
ло грозились расправиться с советскими людьми. Но
мы предпочли, несмотря на риск из-за систематическо-
го массированного обстрела аэродромов, улететь. Мы не
хотели искать убежища в других посольствах, в том
числе из соображений престижа. Знали мы и о том,
что представители ряда стран собирались встречать мо-
нархистов с цветами.

Я попросил аудиенцию с аль-Арьяни и аль-Амри,
І”-и, прощаясь с ними, сказал, что как только прибудем
|'в Ходейду, сразу же установим контакты. Они поняліг
' нас, пожелали счастливого пути, подчеркнули, что на-
деются на нашу всестороннюю помощь, которая как:
Е полагают, не ослабнет.

і — Будем делать все возможное,—ответил я, ибо в
Црвоей практической деятельности в этой сложной воен-
д'но—политической обстановке мы строго исходили из свое-
. го интернационального долга, помогая многострадаль-
ному народу самому, без вмешательства извне, решать
свою судьбу и отстаивать свой суверенитет и незави-
симость.

Г- Примерно около 17-ти часов весь дипломатический^
оперативный состав посольства вылетел из Саны на
двух самолетах. На аэродроме рвались снаряды, одна-
ко взлетная полоса, к счастью, оставалась неповреж-
денной. Мы летели на большой высоте и в обход пози-
ции роялистских войск, в связи с чем полет продол-
жался около 45 минут вместо 20-ти. Ходейдский аэро-
- дром, оставленный египетскими войсками, представлял-
. неприглядное зрелище; по полю и по дорожкам бро-
дили верблюды, ослы, зебу — горбатые быки и козы с
* козлятами, не было никакого ограждения и оборудова-
ния. То, что египтяне не смогли увезти, они побросали
в море, даже колючую проволоку. Мягко говоря, это-
; было нетактично по отношению к союзникам и друзьям,

55-
1

' li

< \h‘

I

31 ш

во, как видно, определялось политикой, которую вело
командование экспедиционных войск, вдохновляемое сво-
им шефом Анваром Сада,том.

Едва мы приземлились в Ходейде, как нам сообщи-
ли, что в районе Бени Хушейша сосредоточена огром-
ная колонна роялистов во главе с генералом Касимом
..Мунасаром, который намеревался сегодня же, несмот-
ря на вечерний час, вступить в Сану. Республиканцы
были озабочены и разрабатывали меры, которые следо-
-вало принять, чтобы сорвать выступление этой колон-
ны. Они изучали наш боевой опыт времен Великой
Отечественной войны с гитлеровскими захватчиками,
когда попросили консультации, наши товарищи поде-
.лились некоторыми воспоминаниями. В частности, они
посоветовали собрать пустые бочки, просверлить в них
. дырки и сбросить с самолетов над расположением про-
тивника. йеменские друзья так и поступили. Часов в
восемь—половине девятого вечера два самолета, гру-
женные бочками с просверленными дырками, взяли
курс на Сану .и появились над колонной Мунасара, уже
.находившейся близ аэродрома. Бочки полетели с ог-
ромной высоты с таким душераздирающим воем, что
монархисты, не понимая в чем дело, кинулись врассып-
ную и, бросая оружие, беспорядочно бежали в горы.
Так и было выиграно сражение, предотвратившее вступ-

- ление монархистов в Сану.

Но положение оставалось тяжелым. На другой день,
6 декабря, встал вопрос об обеспечении безопасности
^самого президента ЙАР Абдаррахмана аль-Арьяни,.ко-
торый, как уже отмечалось, был прикован к постели.
Мы приняли соответствующие меры, и после полудня
аль-Арьяни вместе с генеральным консулом Герман-
ской Демократической Республики оказался в Ходейде.
Несмотря на болезнь, продолжая лежать, он тут же
взялся за дела, наиглавнейшим из которых было дело
• обеспечения обороны столицы.

Особое внимание уделялось авиации, которая, на-
ряду с отрядами народного сопротивления и командос,
■сыграла решающую роль в победном исходе ожесто-
ченных боев за Сану, длившихся более двух месяцев.
Самолеты республика имела, однако они стояли на
приколе. Летчики, в свое время обучившиеся в Совет-
ском Союзе, потеряли практические навыки, так как

- египтяне, находившиеся в ЙАР, лишили их возможнос-

:5В
та летать и совершенствовать свое мастерство. Совет-
ским специалистам пришлось немало потрудиться длят
того, чтобы в самые сжатые сроки восстановить зна-
ния йеменских пилотов и подготовить их к самостоя-
тельным боевым действиям. К тому же техника была
новая, йеменцам незнакомая. Однако благодаря нашим'
товарищам они успешно освоили ее. В боевых вылетах
принимал непосредственное участие и командующий'
'республиканской авиацией, храбрый человек, хороший:
пилот, полковник Мухаммад Шаеф.

О роли, сыгранной авиацией, свидетельствует такой
эпизод. Если не изменяет память, 11 и 12 декабря рес-
публиканское командование получило данные о том,.
чнто в районе Бени Хушейша находится штаб монархи-
леской армии во главе с Касимом Мунасаром и что-
йуда прибыл Ибрагим бен Хусейн, один из принцев-
низложенной династии Хамидаддинов. Был назван дом,
§в котором штаб собрался для разработки плана оче-
редного решительного штурма Саны, причем говорилось
и о том, что в этом сборище принимает участие пред-
ставитель одной из западных империалистических стран.
-Дом, как оказалось, принадлежал отцу Мухаммада
Шаефа, родом из тех мест. Шаеф, едва только глянул
на карту, усмехнулся: «Знакомые места»,—и заявил,
что полетит сам. Он сбросил бомбы на родной дом,
уничтожив многих находившихся там роялистов и их
пособников. Касим Мунасар и принц Ибрагим бен Ху-
сейн спаслись буквально чудом.

В середине декабря бои развернулись по всей рес-
публике, в том числе и вокруг Ходейды. Мы были вы-
нуждены вновь заняться проблемой обеспечения безо-
пасности мирных советских граждан, которые работа-
ли на различных объектах, призванных развивать эко-
номику и повышать уровень жизни йеменского народа..
В разгаре были строительство дороги Ходейда—Таиз-
за и освоение земель в Вади-Сурдуде, началось соору-
жение цементного завода в Баджиле —одном из рай-
онов Тихама. Теперь работы пришлось _на время пре-
кратить. В Ходейде скопились сотни советских специа-
листов со своими детьми, семьями. Всех их нужно бы-
ло разместить, и мы справились с этой задачей благо-
даря высокому чувству солидарности и товарищества,
присущему советскому человеку. Люди делились кро-
вом, уплотнялись и в без того тесных жилищах. Боль-

57
тую работу в этом отношении проводили советник по-
сольства А. Д. Коротков и наш консул в Ходейде
.А. Тер-Меликсетян; много сил и энергии отдавали ру-
ководители групп. Именно они, коммунисты, оказались
.душой дела и были самыми близкими, активными и
инициативными, боевыми помощниками посла.

Здесь следует особо отметить, что в эти тяжелые
дни все советские работники были окружены подлинно
отеческой заботой Центрального Комитета КПСС, его
Политбюро. Они постоянно интересовались ходом со-
бытий в ИАР, жизнью и работой наших людей. Много

внимания уделяли положению советских граждан в
Йемене и Председатель Совета Министров СССР това-
рищ А. Н. Косыгин и секретари ЦК КПСС. Повседнев-
но интересовался деятельностью посольства, давал ден-
ные советы, крайне нужные нам, министр иностранных
дел СССР товарищ А. А. Громыко.

Я постоянно информировал ответственных сотруд-
ников посольства и руководителей групп советских спе-
циалистов об этом исключительном внимании ЦК
КПСС и Советского правительства, просил довести до

каждого работника и. каждой семьи. Раз или два в
день вырывал по несколько минут и сам беседовал с
людьми, их женами и детьми, убеждался, что они со-
храняют выдержку и уверенность, проявляют стойкость
духа, глубоко сознают свою высокую миссию, свой пат-
риотический и интернациональный долг. Забота партии
и правительства воспринималась всеми нами с благо-
дарностью и гордостью за нашу великую Родину, воо-
душевляла на успешное решение стоящих задач.

Добрая память сохранилась и о многих работниках
соответствующих отделав ЦК КПСС и Министерства
иностранных дел СССР, которые в те трудные дни под-
держивали с нами постоянную связь, прекрасно ориен-
тировались в сложной обстановке и помогали выраба-
тывать конкретные решения. Обобщая материалы о хо-
де событий в ИАР, они подготавливали необходимые
для руководства документы, характерные точностью
анализа и глубокой обоснованностью выводов и пред-
ложений. Назову, в частности, таких высококвалифи-
цированных и опытных работников, замечательных то-
варищей: В. В. Кузнецова, Н. М. Пегова, А. С. Па-
нюшкина, Р. А. Ульяновского, В. Г. Долгина, В. М. Ви-
ноградова, В. С. Семенова, Н. П. Фирюбина, Я- А. Ма-

58


Щка, Л. Ф. Ильичева, Д. М. Сытенко, П. В. Шибори-
Ж. И здесь, в ЙАР и позже, работая в Мавритании,
я постоянно получал добрые советы и ощущал това-
рищескую помощь А. А. Шведова.

I' ЦК КПСС и правительство СССР, исходя из сло-
жившейся обстановки, решили на время эвакуировать-
основную массу советских специалистов и членов их
семей. В распоряжение посла было передано большое-
количество транспортных средств, главным образом
-самолетов ГВФ. Благодаря этому в кратчайший срок —
! в течение почти одной недели — нам удалось отправить
на Родину всех, кто подлежал эвакуации, в том числе
сотни детей. В решении данной проблемы весьма в-ы-
І сокую оперативность, сочетавшуюся с подлинно пар-
Цийной чуткостью, проявили работники Генерального
I штаба Советской Армии и тогда первый заместитель, а
1 ватем министр гражданской авиации СССР Б. П. Бу-
г гаев (сейчас на пенсии).

? Не могу не упомянуть и о том, как тепло, по-брат-
ски встречали эвакуированных и оказывали им всячес-
кое содействие советские представители в Каире и Бу-
дапеште. Ведь стояла зима — декабрь, а люди ехали
из теплых краев, были легко одеты. По дороге, особен-
: но в Будапеште, наши товарищи обеспечили их всем
р необходимым, так что в Москве морозы оказались не
страшны. Я не слышал ни об одном случае простуды.

А в Йемене бои принимали все более ожесточенный
характер, шли с переменным успехом. Монархисты по-
. прежнему рвались в столицу республики. 16 декабря,.

около полуночи, устав до предела, я пошел к себе,

' чтобы хоть немного восстановить силы. Сон от пере-
напряжения не шел, я принял снотворное, но едва оно
начало действовать, как меня подняли, и пришлось вы-
пить две или три чашки крепчайшего кофе. Я сам
/ распорядился ставить меня в известность обо всем важ-
ном в любое время дня и ночи. Это. был как раз та-
кой случай. Вместе с первым секретарем посольства
А. Зайцевым я увидел представителя йеменского ко-
мандования подполковника Абдалла. Бледный, взвол-
нованный, он сказал, что по поступившим сведениям
большая колонна монархистских войск, оснаще:нная_
танками, бронетранспортерами и артиллерией, движет-
ся во главе с принцем Хасаном бен Хусейном по до-
' рогам внутренней Хаймы ускоренным темпом, с тем,
чтобы на рассвете, не позднее шести часов утра, вор-
ваться в Сану.

— Что намерены предпринять йеменские друзья?

— Как говорил подполковник, опять вся надежда
на авиацию,— ответил Александр Васильевич.

•— Уже начала действовать?

— Да, да —’.закивал головой подполковник Абдал-
ла, и, выслушав, А. В. Зайцев перевел его горячую
речь. Оказывается, командующий авиацией полковник
Мухаммад Шаеф решил провести воздушную разведку,
а затем действовать по обстоятельствам. Он уверен, что
■и на этот раз ему удастся сорвать планы монархис-
тов.

— Что же, будем ждать новых сообщений,— ска-
зал я.

Время тянулось медленно. Лишь в восьмом часу
утра мы получили известие об успехе республиканской
авиации, а подробности узнали позже. Оказывается,
как и говорил полковник Шаеф, примерно в 4 часа ут4
ра направили в районы передвижения монархистских
войск самолет-разведчик. Уточнив с его помощью коор-
динаты противника, командование подняло в воздух
группу бомбардировщиков и истребителей, которые об-
рушили на колонну смертоносный удар. От нее почтя
ничего не осталось, спаслись лишь немногие. Главарь
ее Хасан бен Хусейн, говорят, бежал чуть ли не в под-
штанниках; позже стало известно, что он был ранен и
сперва перебрался на лечение в Саудовскую Аравию,
а затем в ФРГ.

Этот удар можно назвать переломным, так как пос-
ле него монархисты уже не смогли штурмовать Сану —
не хватило сил. Но блокада столицы продолжалась,
теперь ее хотели взять, как говорится, измором. Пра-
вительство ПАР, опираясь на помощь друзей, прини-
мало все возможные меры', чтобы обеспечить город
продовольствием и тем самым как-то облегчить поло-
жение осажденных. .Наши работники ни на минуту не
забывали, что именно от них во многом зависит эф-
фективность " помощи, которую Советское правительство
оказывает терзаемой врагами стране и с которой йемен-
цы связали все свои надежды на сохранение и упроче-
ние республиканского строя.

Я всегда говорил об этом с гордостью и теперь
вновь подчеркну, что советские люди неизменно ока-

60
вывались на высоте положения, проявляя глубокую эру-
дицию, деловитость и трудолюбие, самоотверженность
подлинных патриотов и интернационалистов. С чувст-
вом огромной благодарности думаю я о своих замеча-
тельных товарищах по работе в ЙАР — уже не раз
упомянутых В. А. Перышкине, опытном работнике, в
последнее время, до . выхода, на пенсию, работал пое-
дом СССР в Дишбуте, А. В. Зайцеве, А. Д. Коротко-
ве и военном атташе Г. В. Назаренко, первом секрета-
ре заведующим консульским отделом М. С. Грекове,
втором секретаре В. Г. Тьгрса, торгпреде С. Г. Нико-
лаеве, молодых дипломатах Р. Ш. Турдиеве, В. Г. Ива-
щенко, А. Н. Кузьмине, В. К- Посавалюке, А. И. Смир-
нове, корреспонденте ТАСС В. Н. Борисове и о совет-
никах С. Б. Аракеляне и Н. Ф. Тяпкине, Ю. П. Макси-
мове, В. П. Брюхове, А. В. Горшкове (первый секретарь),
А. Самаркине, А. Лаврове, А. Смирнове (торгпред), со-
ветниках по экономическим вопросам В. В. Егорове,
И. Е. Водопьянове Н. Н. Терещенко, Бурдове И. В.—
генконсуле в Таиззе, X. Р. Рахимове— консуле в Хо-
дейде, о руководителях групп С. П. Маслове, Петрове-
Семечеве, А. С. Чередниченко, большинство из которых
на заслуженном отдыхе. Всех,-увы, не назвать, пусть
товарищи извинят меня и будут уверены, что они на-
всегда в моем сердце, ибо не забыть вместе пережи-
тое. Утверждал, же кто-то из великих поэтов (кажет-
ся, Гейне), что воспоминания — вот подлинная родина
души человека. Каждый из нас, несомненно, помнит те
годы и своих товарищей, и каждый — я знаю по себе —
склоняет головы перед светлой памятью молодых дип-
ломатов, верных сынов Родины, трагически погибших
при исполнении служебного долга, вторых секретарей
посольства Владимира Аркадьевича Яковлева и Самада
Сундукбаева; их имена занесены на Доску Почета Ми-
нистерства иностранных дел СССР.

Да” случалось, что и гибли...

■После завершения временной эвакуации советских
граждан и разгрома йеменской авиацией группы войск
принца Хасана мне пришлось вылететь для консуль-
таций в Москву, где я получил исчерпывающие кон-
сультации по всем аспектам сложных йеменских проб-
лем. Главное, сказали мне, вникать как можно глубже
во множество особенностей общественного развития Йе-
мена и, уважая священные права народа и страны,

61
всеми действиями поддерживать силы прогресса, де-
мократии и национальной независимости. Мы не долж-
ны скрывать своих взглядов, симпатий и антипатий.
Выступая за прекращение братоубийственной войны,
желая скорейшего прекращения кровопролития, мы в.
то же время будем выполнять свои обязанности по со-
ответствующим соглашениям и способствовать даль-
нейшему укреплению вооруженных сил ЙАР, призван-
ных защищать республику от посягательств враждеб-
ных ей сил. Уже тогда было замечено, что в Йемене,
не исключена и возможность так называемой «тихой
контрреволюции», когда враги, не сумев сломить на-
ционально-патриотические силы оружием, станут под-
рывать их изнутри, широко используя политические
провокации, идеологические диверсии, экономический
шантаж и социальную демагогию.

Предупреждение это было весьма актуальным. Вер-
нувшись в Йемен в начале января 1968 года вместе с
женой, я сразу же подключился к делам. Сана нахо-
дилась еще в окружении, посольство и другие совет-
ские учреждения по-прежнему располагались в Ходей-
де. Первое, что бросилось в глаза,-— аэродром наконец-
то приведен в порядок, по нему уже не бродили жи-
вотные. Встречавшие товарищи сказали, что аль-Арья-
ни поправился и что в Ходейде пребывает и его заме-
ститель Мухаммад аль-Осман. Я созвонился с ними и
с другими государственными и военными деятелями,
вечером того же дня мы встретились. Весь наш диалог
был посвящен одному вопросу: как спасти и укрепить
республику? В откровенной беседе с обеих сторон бы-
ло выражено мнение, что нужно прежде всего добиться
единства всех респубиканских сил.

Честно говоря, я сочувствовал аль-Арьяни, ему при-
ходилось постоянно лавировать, так как, несмотря на
тяжесть военного положения, противоречия между раз-
личными группировками не затихали, а, наоборот, обо-
стрялись и привели к отставке Мухсина аль-Айни с
поста премьер-министра. Совет Министров возглавил
верховный главнокомандующий генерал Хасан аль-Ам-
ри — человек, который выражал интересы буржуазно-
купеческих слоев населения и значительной части фео-
дально-племенной верхушки, выступавшей против мо-
нархии. Правда, справедливости ради следует отме-
тить, что в той чрезвычайно опасной обстановке каби-

62
Щет Амри 'сыграл свою положительную роль и в делом
Йбеспечивал достижение военных успехов.

Ц Смена премьер-министров происходила часто. Вот
Що сколько и кто пребывал на этом посту после свер-
жения, ас-Саляля:

і 5. XL— 18. XIL 1967 года — Мухсин аль-Айни;

1 18. XII. 1967 г,—9. VII. 1969 г.—Хасан аль-Амри;

Щ. IX. 1969 г,—1. II. 1970 г.—Абдаллах аль-Куршуми;
I 5. И. 1970 г.— 26. II. 1971 г.—Мухсин аль-Айни;

І- 5. V. 1971 г.—Ахмад Мухаммад Нуман;

24. VII.—5. IX. 1971 г.— Хасан аль-Амри...

Это являлось — повторяю следствием обострявших-
ся противоречий в республиканском лагере, особенно
«между левым крылом, последовательно выступавшим
за демократизацию общественной жизни страны, ослаб-
ление роли шейхов племен, ликвидацию феодальных
отношений, и правым крылом, целью которого было со-
хранение привилегий имущих классов, прежде всего
шейхов. В условиях блокады Саны, да и во все после-
Гдующие периоды, как доказывает жизнь, любые разно-
гласия были лишь на руку врагам национально-освабо-
іДительного движения. Если бы в декабре 1967 года —
январе 1968 года не восторжествовал здравый смысл,
то есть если бы. не было достигнуто временное объеди-
нение всех антимонархических сил, республика, без-
условно, погибла бы.

В беседах, да и всей своей практической деятельно-
стью, мы активно поддерживали идею единства сто-
ронников республиканского режима. Для нашей много-
странной работы хорошим помощником оказались лич-
ные отношения, которые, как известно, имеют немало-
важное значение во всех областях человеческой Аея-
тельности и играют особую и весьма значительную роль
в дипломатической практике. Именно благодаря хоро-
шим личным отношениям, доверительным и деловым, с
руководителями ИАР — президентами ас-Салялем и аль-
Арьяни, премьер-министрами аль-Айни, аль-Амри, аль-
Куршуми и Нуманом, а также с их заместителями и
ближайшим окружением, как и со многими другими
государственными,, политическими, общественными и
военными деятелями, нам удавалось успешно осуществ-
лять свою миссию. Йеменцы видели, что мы проявляем
глубокое понимание стоящих перед ними проблем, всег-
да уважаем их суверенитет, национальные традиции и

63
обычаи, солидарны с их справедливой борьбой за не-
зависимость и чистосердечны и бескорыстны, действуем
лишь в интересах мира и прогресса, во имя укрепле-
ния дружбы и сотрудничества между нашими народами
и поэтому часто советовались с нами.

Курс на единство республиканских сил и укрепле-
ние вооруженных сил, о чем мы постоянно говорили в
откровенных беседах с йеменскими друзьями, принес
свои плоды. Блокада Саны, продолжавшаяся 71 день,
была прорвана, монархистов стали постепенно вытес-
нять из Тихамы, Вади-Сурдуда и других долинных и
горных районов. В конце января 1968 года появилась
возможность летать в Сану гражданской авиации, и
мы тут же использовали её, полетели втроем ■—- я, атта-
ше посольства Р. Ш. Турдыев и повар Анатолий Зай-
цев, однофамилец уже упомянутого первого секретаря
посольства.

На все,м пути от южного аэродрома, на который ,-іы
приземлились, до самого посольства, всюду были следы
ожесточенных боев и варварских обстрелов. Многие
улицы представляли собой груды развалин. Террито-
рия посольства была изрыта воронками, ворота — из-
решечены пулями, но стояли.

Мы подъехали на такси, отодрали доски, которыми
был заколочен вход, и поднялись на второй этаж в мой
кабинет, пустой, с осколками стекол на полу. Оконная
рама висела на одной петле, углы стен затянуло пау-
тиной. Кроме одного письменного стола и нескольких
кресел да телефонного аппарата, в здании ничего не
оставалось—все было вывезено или надежно спрята-
но. Я стал принимать людей, как-то узнавших о нашем
приезде и поспешивших с визитами вежливости. Уже
чуть ли не через 15—20 минут после того, как мы вош-
ли в кабинет, появился Абдель Салем Сабра, первый
заместитель премьер-министра ЙАР, живший рядом с по-
сольством. Он приветствовал .нас тепло и сердечно, как
настоящих друзей, и поинтересовался, не свидетельст-
вует ли наш приезд о нашем стремлении поскорее вер-
нуться из Ходейды в Сану.

— Хотелось бы,—ответил я.

— Как скоро? — спросил он прямо.

— Вы знаете, это зависит от многих обстоятельств,
в том числе от ваших военных успехов,— сказал я та,к
же откровенно и добавил, что в .настоящих условиях

64
осол и его сотрудники намерены часто бывать в Ca-
fe и с этой целью будем приводить здание в порядок.

— Стоило бы подобрать сторожа,— вставил Р. Ш.
урдиев.

Абдель Салем Сабра выразил готовность помочь и
|держал слово. Человека, которого мы взяли по его
ехомендации, звали Али, он служил честно и добросо-
вестно, был смелым и сильным. Как-то в феврале он не
побоялся вступить в схватку с двумя вооруженными
соумышленниками, проникшими в посольство, как по-
стом выяснилось, с целью ограбления. В тот вечер Али
щже направлялся домой, но, услышав яростный лай со-
бак, быстро вернулся. Едва он открыл ворота, как со-
§|аки бросились к нему и затем — назад, к зданию,
словно бы призвав следовать за ними. Грабители в этот
Яіомент перелазили с дерева, примыкающего к дому,
Ца крышу. Увидев Али, они выхватили револьверы і
.«велели ему убираться подобру-поздорову и увести с со-
-чбой собак.

Л — Нет,— ответил Али.— Если вы даже убьете ме-
ня, все равно вам не спастись от возмездия аллаха и
«го слуг. .

Ц Бандиты спрыгнули на землю, пытались распра-
виться с Али и убить собак без шума, кинжалами, но

* собаки опередили, набросились на них и в конце кон-
цов они были вынуждены сдаться. Али отвел их в со-
седний дам, к Абдель Салему Сабра, по указанию ко-
торого они были строго наказаны. Когда мы узнали об

этом происшествии, я поблагодарил Сабра за то, что
он рекомендовал нам такого хорошего человека, а са-
мому Али вручил денежную награду.

Наши работники и я сам действительно стали бы-
вать в Сане довольно-таки часто, особенно после того,
Сак в начале февраля ополченцы одного из племен во
главе с молодым прогрессивно настроенным шейхом
-Али аль-Матери взяло под свой контроль дорогу Сана—
Ходейда. Правда, монархисты все еще таились по
...ущельям и часто обстреливали машины, однако мы с
чвоенным атташе Г. В. Назаренко и атташе посольства
Виктором Иващенко, как говорится, положились «а
Счастье. Не помню, по какой причине не могли вос-

• пользоваться самолетом, дело же было неотложным,
“Предстояла встреча с премьер-министром и верховным

s

Р—4116

65
главнокомандующим вооруженных сил генералом Ха- 'I
саном аль-Амри и другими членами правительства.

В дороге нас обстреляли дважды,, в первый раз—I
едва машина въехала в горы и пошла на подъем, а во
второй, более сильно,— на перевале, после которого I
начинался спуск. Вся надежда была на скорость, дал
разіве разгонишься на крутых серпантинах? Шофер 1
Григорий Домбровский, что называется, вцепился в ба- ]
ранку и только успевал вертеть ее то влево, то впра-1
во. Но за очередным поворотом пуля взвизгнула у са-1
мого его уха, и он вдруг схватил газету и прикрыл ею
левую половину лица. Как не натянуты были наши
нервы, мы расхохотались. Засмеялся и сам Григорий,
Смех как бы облегчил душу, исчезла напряженность,:
возникло ощущение, я бы сказал, бесшабашности. По-
сыпались шутки, вспомнились анекдоты—словом, смея-
лись до самых ворот посольства, и, лишь когда выходи-
ли из .машины, Г. В. Назаренко сказал:

— А проскочили-то чудом, а?

— Чудом! — подтвердил шофер Г. Домбровский и
показал следы пуль на машине.

Наутро мы встретились с аль-Амри и другими чле-
нами его кабинета, обговорили все вопросы. Вечером я
пригласил премьер-министра к себе на ужин, во время
которого сказал ему, что завтра же вернусь в Ходейду.

— Опять машиной? — спросил аль-Амри.

— Придется. Ждать, когда полетят самолеты, не
могу.

— Но ехать без охраны опасно,— покачал головой
аль-Амри и сказал, что выделит для сопровождения
два бронетранспортера с группой автоматчиков.

Я счел неудобным воспользоваться этой любезностью
и, поблагодарив за нее, вежливо отклонил.

— Но вы рискуете, господин посол,— продолжал на- 1
стаивать аль-Амри.

— На войне как на войне,—улыбнулся я и спро- |
сил: —Когда монархисты обычно выходят к дороге?

В ответ услышал:.

— Часов в шесть утра.

— Вот и хорошо, мы постараемся разминуться с
■ними,— сказал я.

Проводив аль-Амри, я тут же позвал товарищей и .
дал указание собираться в дорогу. Мы выехали в два
часа почи и до рассвета проскочили все опасные места. 1

----------------—-----------------------------—.........................................."Г'.тйі
Іогда миновали последний перевал и пошли на спуск
долину, часы показывали 6.30 -— время завтрака.

— Не будем, товарищи, изменять привычке, позавт-
акаем? — спросил я.

— Конечно! — в один голос ответили мои спутники.
Но только расположились — смотрим, по склону го-
>і спускается, направляется к нам группа вооружен-
ие людей. Кто они, республиканцы или роялисты? Но
аздумывать некогда, я дал указание В. Иващенко
жти к ним навстречу и, кто бы они ни были, пригла-
дь разделить с нами завтрак. Люди, оказалось, со
іерашнего утра ничего не ели, поэтому приняли при-
іашение с радостью. В. Иващенко дал понять взгля-
т, что они монархисты,— значит, надо было быть сто
аат спокойнее и как можно щедрее.

Только насытившись, они опросили, кто я такой и,
рзнае, что советский посол, поначалу растерялись, а
Іпотом возбужденно, перебивая друг друга, заговорили.
Их изумило наше радушие. Как же так, спрашивали
|они, ведь вы вооружены ракетами и пулеметами, уби-
раете всех истинных мусульман, хотите насадить без-
божие, почему же не стреляли в нас?

I Мы разъяснили им, что все плохое, что слышали
“про нас,— это ложь, они обмануты действительными
врагами их родины, которые разжигают братоубийст-
венную войну ради своей корысти, а мы выступаем про-
стив этой войны, хотим, чтобы йеменский народ поско-
рее покончил с нею и был сам хозяином своей судьбы,
чтобы люди вернулись к своим домашним очагам и за-
нимались мирным трудом, пахали землю, пасли скот,
‘строили жизнь так, как они хотят,— по образу своему
и подобию, то есть верили бы, в кого верят, и не зна-
\ ли бы ни голода, ни нужды.

Слушали нас с огромным вниманием, задали массу
вопросов, ни один из которых не остался без ответа, и,
горячо поблагодарив за все, проводили до самой до-
і лины. Через два дня нам сообщили, что эта группа пе-
решла на сторону республиканцев, которые одерживали
все новые победы.

С февраля 1968 года республиканцы уже не оборо-
нялись, а постоянно наступали, неуклонно укрепляя
свое положение на всей территории страны. Примерно
через полтора года, в сентябре 1969-го, когда выбили
монархистов из их важнейшего опорного пункта — по-

67
граничного города Саада, одного из древнейших в Йе-
мене,— война была по существу завершена. Отряды мо-
нархистов сохранили свои позиции только в немно их
труднодоступных горных районах на границе с Саудов-
ской Аравией.

В ходе боев на сторону республиканцев переходили
не только массы обманутых, но и значительное коли-
чество лидеров и активных участников роялистского
движения. Среди них был и генерал Касим Мунасар,
один из самых способных и энергичных военачальников
мятежного стана, командующий ударной монархической
армией, блокировавшей Сану. Его переход на сторону
республики явился крупным событием в Йемене, он
вызвал шок у бывшего короля — имама аль-Бадра и
его хозяев в Саудовской Аравии. Не менее удивились
■и американцы, как и саудовцы, 'финансирующие Муна-,
сэра и снабжавшие его самым современным оружием.
Деятели из .ЦРУ возлагали на генерала большие на-
дежды.

Спустя некоторое время, в мой очередной приезд в
•Сану, вице-премьер-министра Абдель Салем Сабра ска-
зал, что Касим Мунасар изъявил желание встретиться
с советским послом. Я ответил согласием, и на следую-
щий день Сабра и Мунасар стали моими гостями. В
беседе, которая состоялась между нами, Мунасар под-
робно рассказал, почему он оказался в монархическом
стане и каким образом выдвинулся в его лидеры, как
імучительно переживал крах своих прежних идеалов и
приходил к нынешним убеждениям в том, что только
республика принесет его многострадальному народу
счастье и процветание. Запомнилось, как он произнес,—
с силой и гневом:

— Это гнездо змей, жалящих друг друга! Торговцы
родиной! Не о народе они думают,— о своих харманах!

Так он охарактеризовал аль-Бадра и его окружение.
Он сказал, что саудовцы и американцы платили ему
долларами и фунтами стерлингов, причем золотыми
монетами, и показал несколько таких монет. Его обха-
живал сам американский посол в Саудовской Аравии,
с которьш он имел несколько встреч и который от име-
ни правительства США каждый раз преподносил ему
ценные подарки, в том числе легковой автомобиль,
полностью автоматизированный «Мерседес-300». В то
время эта была редкая дорогостоящая машина; думаю,

68
ракой она осталась и теперь. Касим Мунасар передал
fee правительству ЙАР.

S Тактика империалистических разведок общеизвест-
на: они действуют и подкупом и террором. Враги не
Імогли простить Мунасару его прозрения и решили рас-
правиться с ним руками наемных убийц. Предателями
Показались некоторые из сотрудников его штаб-кварти-
?■ ры в Бени Хушейше. Убийство произошло вскоре после
І’нашей встречи.

||- Следует особо подчеркнуть, что йеменскому народу
Іпр,шилось столь долго отстаивать республику именно по-
этому, что война, начавшись как гражданская, превра-
тилась в фактическую интервенцию Саудовской Ара-
• вин, за спиной которой стояли страны НАТО во главе
|с США. Прямое вмешательство в дела Йемена усили-
лись после ноября 1967 года, когда на юге вместо со-
зданной англичанами .марионеточной Федерации Юж-
ной Аравии, в результате победоносной национальной
революции, возникла независимая Народная Республи-
ка Южного Йемена, нынешняя НДРИ — Народная Де-
\ мо,критическая Республика Йемен. Это стало новым
ударом по империалистическим интересам на Ближнем
Востоке. Поэтому гражданская война на севере вос-
принималась монополистами США и Западной Европы,
как говорится, даром небес. Они понимали, что свер-
жение республиканского строя в Северном Йемене мо-
жет существенно подорвать все арабское национально-
освободительное движение, и не останавливались ни
перед чем, лишь бы добиться своих целей.

Империализм и саудовская реакция,— говорил аль-
Арьяни,— несмотря на те удары, которые получили от
рук нашего народа и наших вооруженных сил, не пре-
кращают вмешательства в дела нашей страны, продол-
жают вербовать иностранных наемников и подкупать
слабовольных в целях ликвидации республиканского
строя. Последние данные, которыми мы располагаем,
свидетельствуют о том, что эти силы пытаются послать
огромное количество оружия, боеприпасов, денежных
средств и привлечь наемников для проведения новых
попыток покушения на нашу революцию. Империализм
не отказывается от мысли превратить нашу страну в
зону своего влияния, а следовательно, покорить и под-
чинить её, лишить ее свободы.

Моту подтвердить: аль-Арьяни не преувеличивал.

69
Мы своими глазами видели брошенное разбитое мо-
нархистами новейшее оружие американского, англий-
ского и французского производства. Среди пленных,
взятых в ожесточенном сражении в районе Беляд Арус,
наряду с обманутыми йеменцами и саудовцами, было
немало белых наемников, в том числе из ФРГ и Бель-
гии, часть из них участвовала еще в грязной интервен-
ции против Республики Конго, во главе которой стоял
один из выдающихся деятелей национально-освободи-
тельного движения народов Африки Патрис Лумумба.
Там же, под Беляд Арусом, мы видели и иранских сол-
дат. Если наемники из западных стран воевали за
большие деньги, которые им платили, то иранцы были
направлены сражаться за чуждые им интересы своим
монархом — шахом Резой Пехлеви, который стремил-
ся играть роль жандарма на Ближнем и Среднем Во-
стоке, чем в конечном счете вызвал справедливый гнев
народа и был, как известно, сметен.

Следует отметить позитивные сдвиги во внешней
политике Саудовской Аравии, которые наблюдаются в
последнее время, особенно после сепаратного сговора
Египта с Израилем. Новые люди, сменившие умершего
короля Феусала и его окружение, оказались более чут-
кими к происходящим в мире переменам и, после оп-
ределенных колебаний заняв в деле урегулирования
ближневосточного кризиса реалистические позиции, как
видно, постепенно познают коварную стратегию импе-
риализма.

«Саудовская Аравия,— заявил в то время наслед-
ный принц, в настоящее время король Фахд ибн Абдул-
азиз ас-Сауд в интервью французской газете «Монд»,—
искренне стремится к восстановлению мира на Ближ-
нем Востоке, но не любой ценой. Она хочет установ-
ления справедливого и всеобъемлющего мира, который
положит раз и навсегда конец ближневосточному кри-
зису... Наше противодействие кэмп-дэвидсіким соглаше-
ниям связано с убежденностью, что авторы этих со-
глашений не приняли в расчет даже коренных принци-
пов подлинного мира в регионе. Действительно, эти
соглашения нельзя называть ни реалистическими, ни
приемлемыми»

Позднее, как известно, Фахд выдвинул Саудовский 1

1 Еженедельник «За рубежом», № 22, за 25—31 мая 1979 г..
70

! t
жплан ближневосточного урегулирования из пяти пунк-
Цтов, в числе которых пункт, предусматривающий при-
Йзнание прав Пакистанского народа на самоопределе-
^ние и создание своего собственного государства.

Выступив вместе с подавляющим большинством;
I? арабских стран за вывод израильских оккупантов с за-
:§? хваченных территорий и за право палестинского араб-
Вского народа на самоопределение и создание своего
jf самостоятельного государства, Саудовская Аравия
I предприняла ряд конкретных шагов, направленных на
1- изоляцию капитулянтского режима Садата. В частно-
if сти, как сообщала английская газета «Файнетил
Таймс», власти Эр-Рияда (то есть правительство Сау-
I довской Аравии — М. Р.) заявили, что будет лйхвиди-
I рована Арабская организация военной промышленности
I (АОВП) — предприятие с капиталом во .много сот мил-
- лионов долларов, насчитывающее 15 тыс. служащих в
I Египте; его субсидировали Саудовская Аравия, Катар
I и Объединение Арабских эмиратов.

Недавно прибывший в Советский Союз министр
I иностранных дел Саудовской Аравии С. Фейсал высоко
I отозвался о принципиальной позиции Советского Сою-
I за в палестинском вопросе, являющимся ключевым фак-
I тором ближневосточного урегулирования. Саудовская
Аравия приветствует международную конференцию по
J" ближневосточному урегулированию.

Когда знакомишься с подобными фактами, неволь-
■ но думаешь, что жизнь действительно лучший учитель
: и торжество истины и правды и впрямь ничем не сдер-
L жать.

Поражения на поле боя вынуждали империалистов
. и арабскую реакцию менять тактику. Они стали все
1 более активно подрывать республику изнутри, разжи-
гая івнутренние противоречия. Этому в немалой степе-
ни способствовало усиление влияния на политическую
; жизнь ПАР консервативного крыла республиканцев,

; представляющего интересы зарождавшейся компрадор-
; ской буржуазии, шейхов племен и .мусульманских уле-
мов. Позиции шейхов, имевших неоспоримое влияние
ша сельское население,— основное в стране — постоян-
но укреплялись, так как все больше племен порывали
-с монархистами и переходили на сторону республики.
Стремясь еще более упрочить свое положение, они по-
требовали разоружить отряды народного сопротивле-

71
ния, сократить регулярную армию и возложить дело
защиты республики на племенные ополчения.

Лидеры левого, демократического крыла республи-
канцев сразу же разгадали суть этих требований. Од-
нако они оказались в меньшинстве. В мае 1968 года
ополчения племен разоружили отряды народного сопро-
тивления в Сане и в некоторых других городах, а в
августе правые утвердили свои прерогативы силой. В
■столице произошли вооруженные столкновения, в ре-
зультате которых погибли многие истинные патриоты,
как, например, начальник генерального штаба Абдель
Ракиб, Хасан Мекки, министр иностранных дел ;ыл
тяжело ранен. Под давлением вождей племен Мекки,
Мухаммад Аттар и другие ведущие лидеры левого
крыла были омещены со своих постов в правительстве.
Их хотели арестовать, как арестовали сотни активистов
движения народного сопротивления, рабочих профсою-
зов и молодежных организаций, но аль-Арьяни угово-
рил ограничиться высылкой из страны. Мне он сказал,
что настоял направить Хасана Мекки и Мухаммада
Атара на загранработу, пока, как он выразился, не
улягутся страсти. Он добавил: .

— Я высоко ценю их большие способности, их пре-
данность идеалам революции и интересам народа.

Однако правые все больше нажимали на него само-
го, вырывая одну уступку за другой. Шейхи племе і и
мусульманские улемы составили большинство в новом
органе,— Национальном Совете, председателем кото-
рого на первой сессии, открывавшейся 16 марта 1969
года, был избран вождь крупнейшего объединения пле-
мен — конфедерации хашед—шейх Абдалла аль-Ахмар.
Тогда же они объявили Национальный совет высшим
органом законодательной власти, в прерогативы кото-
рого стали входить и выборы коллективного Республи-
канского совета, и назначение премьер-министра, и ут-
верждение состава правительства. Под их давлением
активизировались поиски путей для соглашения с (мо-
нархистами и примирения с Саудовской Аравией.

Монархические лидеры и тогдашние саудовские пра-
вители на этот раз оказались более покладистыми, ибо
увидели реальную возможность сохранить свое влия”ие
на страну, не дать ей встать на путь некапиталистичес-
кого развития, а, наоборот, вовлечь в орбиту империа-
листических держав и сделать еще одним форпостом

72


борьбы с национально-революционным движением на-
родов Ближнего Востока.

Правда, в марте 1970 года монархисты и части ино-
странных наемников, словно бы оправившись от пора-
жения, возобновили активные военные действия и пос-
ле массированных атак вновь заняли город Саада. Су-
дя по всему, для руководителей республики это явилось
неожиданностью. В беседах они не раз произносили сло-
ва «вероломство» и «вероломное нападение», расцени-
вали случившееся как крупную неудачу и, подчеркивая
решимость дать отпор, просили (цитирую аль-Арьяни)
«поддержать всеми имеющимися возможностями». Я
хорошо запомнил эту его фразу.

Вместе с тем, и тем более нам, было ясно, что роя-
: листы предприняли свои акции с целью обеспечить .се-
бе более прочные позиции в намечавшихся перегово-
; рах. Даже их вождь аль-Бадр стал выступать с призы-
вами о примирении. На конференции министров иност-
ранных дел мусульманских государств, состоявшейся
в конце марта в Джидде, йеменская правительственная
делегация вступила в переговоры с лидерами эмигрант-
ского монархистского правительства, в результате ко-
торых в конце концов остановили многолетнюю разру-
шительную войну.

Безусловным успехом являлось то, что .мир был до-
стигнут на базе признания неоспоримости существова-
ния республиканского строя. Это следует расценивать
как победу. Но значительными оказались и уступки,
которые определили многие негативные явления в по-
следующем развитии ЙАР. Достаточно сказать, что в
состав правительства республики вошли пять минист-
ров из числа возвратившихся в Сану э:мигрантов-.мо-
нархистов. Некоторых представителей этих кругов на-
значали губернаторами провинций, 12 человек ввели в
Национальный совет, а одного, причем, видного роя-
листа, бывшего министра эмигрантского правительства,
сделали членом Республиканского совета, т. е. коллек-
тивного президентского органа ЙАР, несущего, как го-
ворится в Конституции 1970 года «ответственность за
выработку общей политики государства и контроль за
ее осуществлением».

Наша реакция на все эти события исходила из прин-
ципиальных установок ленинской внешней политики,
всегда миролюбивой и конструктивной. Мы неизменно

73

1
говорили йеменским друзьям, что не вмешиваемся в их
дела, которые они знают лучше, но солидарны с их
■борьбой за национальное освобождение и социальный
прогресс, 'которую рассматриваем как часть антиимпе-
риалистической борьбы народов. Какой бы путь не ис-
пользовали—вооруженный или невооруженный,— могут
положиться на нашу решительную поддержку. Мы бу-
дем помогать им защищать политическую независи-
мость и суверенитет, помогать преодолевать экономи-
ческую отсталость, создавать независимую .националь-
ную экономику и повышать жизненный уровень народа.
Прекращение войны, подчеркивали .мы, открыло перед
страной хорошие перспективы восстановления расст-
роенного народного хозяйства и осуществления соци-
ально-экономических преобразований, возрождения
древней национальной культуры и развития ее прогрес-
сивных рождений.

— С монархией покончено,— говорил аль-Арьяни в
одном интервью,— благодаря стойкости йеменского на-
рода и его веры в революцию и республику, героичес-
кой борьбе за республиканский режим, замены которо-
го он не хочет. Стойкость и вера народа явилась глав-
ным фактором поражения сторонников монархии.

Одновременно он, как и другие руководители стра-
ны, не раз отмечал, что ни один честный йеменец-рабо-
чий, крестьянин, интеллигент, какими бы не были его
убеждения, не может забыть ту роль, которую сытрал
Советский Союз в обуздании саудовско-монархической
агрессии, поддержанной мировым империализмом во
главе с США.

В сентябре 1Ѳ69 года премьер-министром был на-
значен Абдаллах аль-Куршумы. В программном заяв-
лении о.н не упомянул об антиимпериалистической іа-
правленности внешней политики ИАР и сотрудничества
с Советским Союзом и другими социалистическими
странами, что вызвало недоумение трудящихся и мно-
гих политических и общественных деятелей страньь
Аль-Арьяни выступил тогда специально и во всеуслы-
шание объявил, что йеменский народ, его политические
руководители считают укрепление дружбы и всесто-
роннего сотрудничества с Советским Союзом, равно как
и борьбу с империализмом и неоколонизаторами, основ-
ным курсом своей внешней политики.

Аль-Арьяни был, безусловно, крупным государствен-

74
ним и политическим деятелем, честным и искренним
во всех своих делах, помыслах и убеждениях, пускай
даже часто и ошибочных. По социальному происхож-
дению он относился к духовенству, его отец был к а-
д ы, то есть кааий—мусульманский судья,—и он сам
тоже носил титул — -к а д ы. Получив традиционное ре-
лигиозное образование, он тем не менее отличался ши-
ротой кругозора, особенно любил литературу, дружил с
бдним из зачинателей новой йеменской поэзии .Мухам-
мадом Махмудом аз-Зубейри (погиб в 1966 г.) и, раз-
деляя его умеренные реформистские взгляды, вместе с
ним возглавлял консервативное крыло республиканцев,
которое выступило против президента ас-Саляля. Увы.
и в проведении реформ ему не хватало решимости и
последовательности. Он как бы находился на перепутье
где-то посередине между прогрессивными силами и
внутренней реакцией, жаждал примирения, как гово-
рил сам, «политических сил всех направлений», не по-
нимая, что обострение борьбы между ними — это ре-
зультат абсолютно непримиримых социальных, классо-
вых противоречий.

В семье аль-Арьяни есть несколько людей, испове-
дующих, по его собственным славам, марксистское, ми-
ровоззрение и связанных с марксистским движением,
он знал об этом и не препятствовал. Наверное во всех
отношениях—-скак политика и человека — его смело
можно назвать либералом. После августовских собы-
тий 1968 года — я уже отмечал это — давление на него
со стороны внутренней реакции шло по возрастающей.
Однажды в доверительной беседе он признался, что
устал от постоянных интриг, видит, как страну тянут
в орбиту империализма, но все меньше вокруг него лю-
дей, на которых мог бы положиться, и поэтому вынуж-
ден идти на уступки. Он с грустью произнес:

— Мир достался нам дорогой ценой...

Было ясно, что аль-Арьяни долго не выдержит на-
тиска реакции. Так оно и произошло. Уже после моего
отъезда из страны на новую работу — послом в Маври-
танию — аль-Арьяни, придя к выводу, что в сложив-
шихся условиях он не .может оставаться у власти, по-
дал в отставку и покинул страну. Сил и решимости
для борьбы у него не хватило, а быть марионеткой он
не пожелал.

Другим видным деятелем ПАР был Мухсин аль-

.75
Айни — один из ярких представителей демократической
интеллигенции. До свержения монархии он большую
часть жизни провел в эмиграции и долгие годы рабо-
тал в Адене, где принимал участие в борьбе с британ-
скими колонизаторами, выдвинувшись ,как активный
лидер профсоюзного движения. Он неизменно высту- ,
пал за демократизацию общественной и политической
жизни и государственного аппарата, однако зачастую
не учитывал оібъективных условий, забывал о классо-
вой сущности проблем и явлений, с которыми ему при-
ходилось сталкиваться, стоял на позициях реформизма
и плюрализма. Именно поэтому аль-Айни выражал не-
согласие с политикой ас-Саляля, требовал замены пре-
зидентской формы правления парламентской, участво-
вал в перевороте. И именно поэтому же он не смог до-
статочно стойко противостоять реакционным и правым
силам, которые умело приспосабливали проводимые
преобразования к собственным интересам и представ-
лениям с целью укрепления своей власти.

Здесь, очевидно, уместно сказать о там, что опыт
развивающихся стран за истекшие годы со всей опре-
деленностью подтверждает, что политическая демокра-
тия как система правления, как наличие прав и свобод
для трудящихся масс является обязательным условием
дальнейшего развития и углубления национально-де-
мократической революции. Подчеркнем: для трудящих-
ся масс! Оппортунизм — иначе не назвать — республи-
канских лидеров, сменивших ас-Саляля, мешал им ус-
воить эту истину, чем незамедлительно воспользова-
лись правые силы и империалистические круги. Ана-
лизируя события в ПАР, невольно приходишь к выводу,
что курс на установление и упрочение революционной
антифеодальной диктатуры офицерства и сплотившихся
вокруг него социальных слоев, который проводился до
ноября 1967 года, более полно отвечал объективным
условиям, нежели прагматический курс аль-Арьяни и
аль-Айни.

Говоря о Мухеине аль-Айни, хотел бы отметить, что,
несмотря на все заблуждения и ошибки в осуществле-
нии внутренней политики, он прекрасно видел неуклон-
но растущую популярность социалистических идей и
тенденций и хорошо понимал, что общий кризис импе-
риализма углубляется, что мир переходит к социализ-
му и что построить действительно свободный процве-

76


рающий Йемен можно лишь на путях союза и сотруд-
ничества с социалистическими странами. В этом воп-
росе аль-Айни был неизменно последовательным. Он
рсегда подчеркивал, что йеменский народ высоко це-
|нит бескорыстную помощь Советского Союза, без ко-
торой республика не выжила бы. Когда в феврале 1970
года аль-Айни вновь возглавлял правительство, он пред-
принял шаги для дальнейшего укрепления сотрудни-
чества с нашей страной и в одной из бесед прямо спро-
:сил,' может ли он рассчитывать на приглашение в бли-
жайшее время Йеменской правительственной делегации
во главе с аль-Арьяни, с дружеским визитом в Москву.

; , — Думаю, да,— ответил я, а через несколько дней,
после того как решил вопрос с центром, сказал, что
Советское правительство готово приветствовать йемен-
ских руководителей в удобное для них время.

Аль-Айни обрадовался.

Визит состоялся в декабре того же года, он прошел
4 на высоком уровне, Аль-Арьяни, аль-Айни, командую-
щий ВВС Мухаммад Шаеф и многие другие члены де-
I легации, а особенно сопровождающие ее молодые офи-
церы были довольны своим пребыванием в Советском-
I Союзе. Офицеры в свое время обучались в советских
' учебных заведениях и, едва прибыв в Москву, связа-
• лись со своими преподавателями и бывшими сокурсни-
I ками. Некоторые учились в союзных республиках, аль-
I Арьяни разрешил им кратковременую поездку, и это
тоже способствовало развитию советско-йеменской
: дружбы.

I К сожалению, в составе делегации были и люди
■ враждебно настроенные к нашей стране, стоящие на
позициях капитулянтства, близкие к империалистичес-
I ким кругам и арабской реакции, в том числе к правя-
: щей верхушке Египта. Они расточали советским лю-
дям улыбки, подлаживались под общую атмосферу
теплоты и сердечности, в которой проходил визит, од-
нако в душе копили злобу и ненависть, рядились в
одежды единомышленников своих действительно чест-
ных и искренних коллег, однако под этими одеждами
прятали увесистые камни.

К концу визита аль-Арьяни испытывал недомогание,
у него обострились старые болезни. Во время пребыва-
ния в Крыму он слег, и из Москвы был срочно вызван
опытный іврач, благодаря которому аль-Арьяни сумел

77
встать на ноги и вместе со всей .делегацией благопо-
лучно вернулся на родину: врач сопровождал его до
самой Саны.

Но болезнь требовала длительного лечения, об этом
аль-Арьяни предупреждали, однако он ответил, что
чувствует себя хорошо, и благодарил за внимание и го-
товность помочь. Спустя некоторое время ему все-таки
пришлось заняться своим здоровьем, и определенные
лица из государственного аппарата вкупе с западны-
ми представителями уговорили ехать в Париж. Я не
хочу бросить тень на французских врачей, дело не в
них, а в том, что вопрос упирался в политику, правые
■силы использовали его в своих корыстных интересах,
для грязных политических махинаций.

Аль-Арьяни отсутствовал долго, аль-Айни по сущест-
ву остался один на один с реакционными или подкуп-
ленными империалистами элементами, которые не мог-
ли простить ему визит в Москву. Молодых офицеров,
сопровождавших делегацию, объявили коммунистами
и стали преследовать. Командующего авиацией Мухам-
мада Шаефа, того, самого, который во время блокады
Саны разбомбил монархистов, засевших в доме его
отца, сместили. Шаеф был одним из немногих патрио-
тов-демократов, оставшихся, на ключевом посту в ар-
мии после августовских событий 1968 года и убийства
начальника генерального штаба Абщуль Ра-киба. Теперь
добрались и до него, и верховное .командование, мож-
но сказать, полностью перешло в руки ставленников
правых, выходцев из родо-племенной верхушки, таких,
как Синан Абдул Лухуім, аль-Ахмар и другие. К ним
примкнул и генерал аль-Амри.

В сложившейся обстановке Мухсин аль-Айни был
вынужден уйти в отставку. Это случилось в феврале
1971 года. Возглавивший кабинет Ахмад Мухаммад
Нуман тоже продержался недолго, до конца июля, и
уступил пост генералу аль-Амри, который находился
на нем меньше двух недель, с 24 августа по 5 сентяб-
ря, и был с позором снят и изгнан из страны.

■Об этом человеке тоже хочется сказать несколько
подробнее, ибо его судьба — яркая иллюстрация ковар-
ных действий реакции, которая сеет рознь среди патри-
отов, разжигая антикоммунистические предрассудки,
используя подкупы, шантаж и лесть, играя на слабо-
стях человеческой натуры. Ярый аінтимонархист, Хасан

78
Ііь-Аміри, как читатель уже знает, возглавлял пра.ви-
льство и армию ЙАР в самый напряженный период
юруженной борьбы с саудовско-монархической интер-
яцией. Для победы он сделал немало, отличался и
ічной храбростью, готовностью к самопожертвованию,
тот период он выступал за развитие йеменско-еовет-
:их отношений. В одной из бесед он сказал, что немен-
ий народ смог утвердить на своей земле демократи-
ский республиканский строй благодаря своей опло-
нности, а также поддержке дружественных прави-
льств и народов, в авангарде которых находятся пра-
тельство и народ дружественного Советского Союза.
іЭта мысль нашла отражение, неоднократно подчеркива-
рась и в ряде официальных документов, подписанных
|аль-Амри.

Г Но военные успехи, как видно, вскружили голову
аль-Акря, он потерял чувство реальности, в его харак-
тере стали все больше проявляться негативные черты:
'храбрость оборачивалась склонностью к авантюрам,
■горячность и вспыльчивость — нетерпимостью к иным
воззрениям и мнениям, а потом и стремлением утвер-
дить свои буржуазно-националистические позиции гру-
бой силой. Реакция все это умело использовала. Она
превозносила его действительные и мнимые заслуги, на-
зывала «сильным человеком, спасителем нации», и это
льстило, он возомнил себя таковым, думал, что ему
все позволено. Развязка, однако, была неожиданной
для тех, кто делал на него ставку и радовался его воз-
вращению на пост премьер-министра.

Никто не знает подробностей, все приписывают его
горячему нраву, и доля истины в этом, очевидно, есть.
Но согласитесь, что потерять себя до такой степени, что-
бы в упор застрелить человека, который чем-то не уго-
'дил,— для этого нужно быть уверенным в своей безна-
казанности. Некоторые лица так и говорили:

— Подобное в Йемене случается, никто не придает
значения. Тем более, когда речь идет о такой лично-
сти, как генерал аль-Амри.

Одни утверждали, что убитый человек был слугой
генерала, его брадобреем, другие добавляли, что этот
человек шпионил за аль-Амри якобы по поручению аль-
Арияни, который боялся честолюбивого генерала. Как-
бы то там ни было, поступок на сей раз не остался без-
наказанным, он вызвал глубокое возмущение. Разра-

79

% г
ЗИЛ.СЯ скандал, в результате которого аль-Амри был сме-И
щен со всех занимаемых им постов. Боясь кровной ме- ['
сти, обычной в йеменских условиях, и под давлением I
других руководителей ПАР, которые должны - были 'I
предать его суду за преднамеренное убийство, аль-Ам-
ри покинул страну, и, как говорится, канул в безвест-
ность.

Поворот страны вправо в значительной степени 'Об-
условлен тем, что многие руководители революционного
переворота 1962 года и значительная часть рядовых его |
участников, составляющих боевой авангард сторонни- ]
ков революции и радикальных еоциально-экономичес- ;
ких преобразований, погибли в то время; кроме того,
национально-патриотические силы оказались разобщен-
ными, не имели своей политической организации. Шаги
по ее созданию были предприняты уже в обстановке,
когда правые значительно укрепили свои позиции.

Руководители партии назвали ее Революционно-де-
мократической партией Йемена (РДПИ) и неоднократ-
но подчеркивали, что она создана под влиянием идей
марксизма-ленинизма, будет руководствоваться ими,
добиваясь перерастания национально-освободительной
революции в социалистическую путем осуществления
.прогрессивных социальных преобразований. Реакция,
естественно, не могла мириться с подобной програм-
мой, она прибегла к террору и репрессиям. После ав-
густовских событий 1968 года партия ушла в глубокое
подполье. Мне помнятся .многие ее замечательные ру-
ководители и активисты, которые в тяжелые для рес-
публики дни, когда монархисты блокировали Сану, со-
вершали поистине героические подвиги и сегодня тоже
находятся на передовых линиях борьбы йеменского на-
рода за социальный прогресс. Думаю, читатель пони-
мает, что назвать их имена в силу .нынешних условий
не представляется возможным. Но можно быть уве-
ренным: Йемен еще будет гордиться этими людьми.

Из йеменских событий народы развивающихся стран
тоже могут извлечь немало полезных уроков. В част-
ности они наглядно показывают, как империалисты ста-
раются приспосабливать свою политику к создавшим-
ся условиям как в проведении пропаганды, так и в ди-
пломатической и другой деятельности, поддерживая
любые антидемократические тенденции. Здесь могу
сказать, что нет разницы между капиталистическими

80
к

монополиями американского, английского, западногер-
манского, французского и других империалистических
держав, они могут ради своих интересов подходить в
Ьтдельных случаях с разных сторон, а политически —
Властвовать и грабить другие народы.

І Война подорвала и без того слабую и отсталую эко-
номику страны, особенно в северных и восточных рай-
Іонах. Положение усугублялось и длительной жестокой
Ізасухой, охватившей всю страну. Высыхали даже ко-
Ілодцы. В районе Саны вышли из строя более половины
|всех источников водоснабжения. Люди шли по воду за
|30—35 километров, несли ее в кувшинах на головах
Іили везли на ослах. Вдоль дороги Ходейда — Таизз ,мне
' самому приходилось видеть трупы умерших от голода
|и жажды.

Однако помощь йеменскому народу в те трагичес-
кие дни оказывали в основном социалистические стра-
ны. Мы помогали как по государственной линии, так
и через общество Красного Креста и Полумесяца. А
США и другие капиталистические страны не торопились,
они предложили свои услуги лишь тогда, когда убеди-
лись, что реакционные элементы заняли относительно
прочные позиции в государственном аппарате и воору-
женных силах республики. Иначе говоря, они ринулись
помогать реакционерам укреплять свои позиции.

В июле 1960 года были восстановлены дипломати-
ческие отношения с ФРГ, прерванные в 1964 году пос-
ле того, как Западная Германия признала Израиль.
Федеративная Республика Германия немедленно учре-
дила свое посольство, назначила посла и с целью уп-
рочить свое положение пошла на заключение ряда со-
глашений об экономическом сотрудничестве, впрочем,
выгодных ее монополиям.

Как известно, в 1967 году в связи с непрекрытой
поддержкой США израильской агрессии против араб-
ских стран, президент ае-Саляль изгнал персонал аме-
риканской комиссии, в свое время помогавшей строить
ряд объектов, в том числе автодорогу Моха — Таизз —
Сана и водопроводы в Таиззе и Сане. Американское
имущество было конфисковано. Тем не менее США ре-
шили восстановить дипломатические отношения с ИАР,
как объявили, «без всяких условий». Но что скрывает-
ся за этой формулой, наглядно продемонстрировали
многие последующие события, которые яснее ясного по-

6—41

16

81
казали, какими средствами и методами Соединенные
Штаты пытаются укрепить свое присутствие на Ближ-
нем Востоке.

После примирения с монархистами в июле 1970 года
заторопились признать республиканский строй в Север-
ном Йемене и Англия, Франция и даже Саудовская
Аравия. Англия, обменявшись послами, обещала ока-
зать Йемену финансовую и иную помощь, а Саудов-
ская Аравия наводнила страну своими эмиссарами,
деятельность которых была направлена на сохранение
феодальных и дофеодальных отношений под видом про-
поведей долм ислама. Это вызвало возмущение про-
грессивных слоев, особенно молодежи. В Таиззе, на-
пример, молодежь выражала свой протест лозунгами:
«Убирайся, Саудияі», «Империализм, вон из страны!»

Северный Йемен стал рынком сбыта продукции ка-
питалистических монополий. Для того, чтобы завоевать
симпатии населения, империалистические круги навод-
нили страну товарами по демпинговым ценам. Гло-
бальная же цель этой политики состоит в том, чтобы
всячески затормозить создание независимой националь-
ной. экономики, в том числе собственной промышлен-
ности, и тем самым надолго привязать страну к своей
колеснице. Это одно из проявлений неоколониализма,
хитрый, изощренный метод закабаления народов.

С той же целью предпринимаются усилия, направ-
ленные на подрыв советско- а рабской дружбы, и вся-
чески разжигается антикоммунизм, плетутся всевоз-
можные интриги и заговоры, поддерживаются сепара-
тистские тенденции и развязываются братоубийствен-
ные войны. Империалистические круги и их пособники
уже много лет подряд нагнетают напряженность в от-
ношении между Северным и Южным Йеменом. Я уже
коротко говорил об этом в главе «Счастливая Аравия»,
■но в свете последних событий, особенно кэмп-дэвидско-
го сепаративного сговора, вероятно, не лишне напом-
нить некоторые обстоятельства.

Дело в том, что на юге Йемена после изгнания в
.ноябре 1967 года британских колонизаторов более твер-
до, настойчиво и последовательно осуществляются глу-
бокие социально-экономические преобразования. Стра-
на избрала некапиталистический путь развития. Сегод-
ня, когда ее возглавила Йеменская социалистическая
партия, можно смело сказать, что происходит перера-

82
Ш „

^стаиие национально-дамократкческои революции в ре-
Іволюцию социалистическую, а власть приобретает ха-
рактер народной демократии. Чем значительнее были
р будут в дальнейшем успехи Народной Демократичес-
кой Республики Йемен, тем весомее и убедительнее
Істанут раскрываться преимущества социалистического
’пути для всего региона.

I Вот этой силы примера и страшатся империалисты
и местная реакция. Поэтому они всячески тор.мозят
дело объединения йеменского народа, к чему стремят-
ся национально-патриотические силы обоих государств.
Вспоминаются беседы на эти темы с некоторыми руко-
водителями Йеменской Арабской Республики. Они са-
ми заводили .разговор, радуя трезвостью и объектив-
ностью суждений. Так, аль-Айни неоднократно говорил,

■ что единство народа, объединение двух государств —
это историческая необходимость.

Г — Если бы все искренне желали единства, то мы с
обеих сторон нашли бы пути для его достижения,—
подчеркивал он и приводил пословицу: -— В единстве—
. сила. Но нужна искренность, в противном случае рож-
% даются обиды и усиливаются раздоры.

—• Это логично,—-отвечал я.— Главное не злоупот-
реблять доверием и не раздувать разногласия, а тер-
■:? пеливо искать конструктивные решения.

Но в том-то и трагедия, что правые силы и авантю-
ристические оппортунистические группировки, подогре-
ваемые империалистическими кругами и некоторыми
гегемонистами, своими действиями срывают подготов-
I ку к процессу объединения двух стран. В то время ки-
тайские представители в ИАР своей псевдо-революци-
окной -фразеологией и прямой поддержкой левоэкетре-
: мистских элементов нанесли громадный ущерб нацио-
I нально-демократическим силам и, можно прямо ска-
s.зать, способствовали их поражению.

В феврале 1972 года в районе Джоіфа был убит
шейх Гадар. Поначалу руководство ЙАР отнеслось к
I этому в целом спокойно, так как Гадар был одним из
I ярых монархистов, махровым реакционером и агентом
I империализма. Но левоэкстремисты как в Северном,
I так и в Южном Йемене объявили, что подобная участь
і ждет всех шейков племен. В ответ на это правые эле-
- -менты и ряд шейхов, как Абдаллах аль-Ахмар, Абу
Лухум Синан и другие, которые занимали в ЙАР вид-

I

83
ные посты, при активном подстрекательстве западных
разведок и саудопцев развернули бешеную кампанию
■против НДРЙ, призьшая к «священному походу против
неверных южан».

Обстановка сложилась критическая, причем не толь-
ко для НДРЙ, но и для республиканского режима в са-
мой ЙАР, для всего региона. Это особо подчеркива-
лось в обращениях Советского правительства к руко-
водителям обеих стран. Призывая их не допускать во-
оруженного конфликта, мы прямо говорили, что в бра-
тоубийственной войне заинтересованы империалисти-
ческие держаны и местная реакция.

В то время, к нашему сожалению, отсутствовал ю
состоянию здорОіВья аль-Арьяни, он лечился в Сирии.
Но все же обращение Советского правительства было
передано ему через нашего посла в Дамаске. Одно-
временно по линии ООН Советское правительство об-
ратило внимание короля Саудовской Аравии Фейсала
на недопустимость вмешательства во внутренние, дела
двух дружественных нам государств, ибо это может
привести к возникновению нового очага напряженности
на Ближнем Востоке, в. чем не заинтересованы ни на-
род Саудовской Аравии, ни народ других арабских
стран.

В те дни мне приходилось часто встречаться с вид-
ными государственными и военными деятелями респуб-
лики, многими шейхами племен и в беседах с ними, от-
вечая на их недвухомысленные вопросы, я разъяснил
им принципиальную позицию нашей страны в деле со-
хранения и упрочения мира и столь же недвусмыслен-
но говорил, как опасно обострять отношения между
ібратьями и как важно добиться .мирного урегулирова-
ния возникшего конфликта, .выгодного только врагам
мира и прогресса, тем, кто стремится погреть на нем
руки.

Авторитет и влияние Советского Союза сыграли по-
ложительную роль, и замыслы международной реакции
создать новый очаг напряженности в этом и без того
взрывоопасном регионе были сорваны. Но процесс нор-
мализации отношений между двумя йеменскими госу-
дарствами еще далек от завершения, так как империа-
листические круги совершают все новые и новые по-
пытки обострять положение, не останавливаются пе-
|ед самым бесцеремонным вмешательством в дела
Ьабских стран.

I Такой бесцеремонностью явилось и решение тогдаш-
него президента США Картера начать срочные постав-
ки оружия Северному Йемену. Я уже писал об этом,
гем не менее, чтобы глубже подчеркнуть цели и методы
Імпериализма, повторяю: американское оружие направ-
ляется в тот момент, когда новый конфликт удалось
Остановить и было достигнуто соглашение о прекраще-
ніи огня, когда, наконец, на переговорах между руко-
водителями Йеменской Арабской Республики и Народ-
ной Демократической Республики Йемен было приня-
ю решение о подготовке к процессу объединения двух

II Это еще и еще раз показывает, что правящие круги
ІСША и других капиталистических стран, нефтяные и
Іфочие монополии сеют семена новых опасных конф-
ликтов, стремятся обеспечить новые точки опоры для
рвоих стратегических планов, в том числе и для того,
Іітобы сохранить свои бывшие колонии в рамках ка-
питалистической системы — как объекты эксплуатации,.
) хотя и в 'измененных формах.

I Это означает и то, что впереди —острейшие схватки
;• между борцами за подлинную свободу и теми, кто хо-
••тел бы опутать молодые национальные государства це-
пями нового рабства.

I Что касается нас, советских людей, то прогрессив-
|ные преобразования в странах, освободившихся от ко-
лониального и полуколониального гнета, вызывают в
|каших сердцах чувства солидарности и искренней сим-
Іпатии. Как подчеркнули руководители ЦК КПСС и
^Советского правительства, поддержка борьбы народов
за национальное освобождение и социальный прогресс—

. это принцип нашей внешней политики, закрепленный
|ів Конституции СССР».

f На Ближнем Востоке, как и в других районах ми-
ра,— мы не ищем корыстных выгод, не претендуем на
природные богатства других стран. Советский Союз за
•прочный мир и твердо стоит на стороне законных прав
: араібских народов, их борьбы за ликвидацию последст-
вий израильской агрессии, против империалистического
диктата, капитулянтских сделок и торговли жизненны-
ми интересами арабов.

85
Этими принципами пронизана вся повседневная дея-
тельность советских людей в арабских странах и за
рубежом.

Немало уже рассказывал я о советско-йеменских
отношениях, о нашей помощи этой многострадальной5
■стране. Но память подсказывает все новые и новые
факты, которые, думается, будут небезынтересны чита-
телю. Среди .них такой: наша экономическая помощь
в виде кредитов и безвозмездных субсидий равнялась
почти КЮ миллионам рублей, что составляло в 1972
году более 37 процентов от общей суммы кредитов,
займов и субсидий, представленных ЙАР другими стра-
нами.

Советский Союз принимал активное участие в строи-
тельстве 14-ти крупнейших и жизненно важных для
экономического развития республики объектов, в том
числе — в сооружении современного морского порта в
Ходейде. Технически оснащенный и в этом отношении
■один из лучших на Красном море, порт обеспечивает
свыше 80 процентов всего грузооборота страны и пе-
ревозки свыше 95 процентов нефти и нефтепродуктов.
Он имеет два больших причала, у которых швартуются
крупнотоннажные суда, проводимые с внешнего рейда
по специально прорытому глубоководному каналу. Бла-
годаря этому Ходейдекий порт стал доходным пред-
приятием, приносящим государству значительные при-
были в местной и иностранной валюте. Обслуживают
все операции квалифицированные работники, подготов-
ленные как в Советском Союзе, так и с помощью на-
ших специалистов на месте.

Одновременно с морским портом в Ходейде был со-
оружен рыбопромышленный комплекс, в который вхо-
дили не только завод по переработке даров моря, но и
холодильник и электростанция и некоторые другие
предприятия.

Комплексное решение задач являлось характерной
особенностью всех экономических и технических проек-
тов, которые мы осуществляли. Так, в ходе строитель-
ства автомобильной дороги Ходейда — Таизз были вве-
дены в действие кислородный завод, ремонтно-механи-

МЫ — СОВЕТСКИЕ

86
.ский, асфальтобитумный... Крупным вкладом в со-
ание и увеличение промышленого потенциала ПАР"
ал цементный завод, построенный в Баджиле при на-
ей технической помощи. Раньше цемент ввозился из
утих стран, на его приобретение и транспортировку'
трачивались огромные суммы, валютные средства, а
Іёперь Баджильский завод почти полностью обеспечи-
вает потребности республики в этом наиболее важном'
виде строительных материалов.

I Существенный вклад внесли наши специалисты и в-,
развитие сельского хозяйства. Мы помогали осваивать
длинные земли Вади-Сурдуда. Орошение осуществля-
лось подземными водами, в связи с чем было пробуре-
но несколько крупных артезианских сквнжин, явивших-
ся головными сооружениями разветвленной ирригаци-
онной системы. Бывая на буровых, я часто вспоминал
тросторы Вахшской долины и Голодной степи, Даль-
Берзина и других родных мест, возрожденных и преоб-
раженных благодаря искусственному орошению. Те-
перь,— с гордостью думал я,— мы передаем свой опыт'
Другим, несем воду, а значит и новую жизнь в доселе
бесплодные пустыни Аравии, всем сердцем жела'я, что-
бы и этот край земли стал краем изобилия и истинного-
ЦЬчастья.

По договоренности с йеменцами земли Вади-Сур-
•дуда осваивались под хлопчатник. Многие наши иде-
ологические противники, да и не только идеологичес-
кие— даже крупные буржуазные специалисты, объяви-
ли этот план пропагандистским, научно-несостоятель-
Ьмм, называли его химерой и доказывали, что культи-
вировать хлопчатник в условиях Вади-Сурдуда невоз-
можно. Одному западному дипломату, который как-то
на приеме, устроенном правительством ПАР, завел раз-
говор со мной на эту тему, я ответил, перефразировав1
таджикскую поговорку:

— Не справляют панихиды прежде смерти. Когда
"На моей родине, в Таджикистане, приступили к освое-
3§fflio под хлопчатник Вахшской долины, некоторые ва-
.- :пи соотечественники тоже доказывали нам, что это
^безумие, прожектерство, химера...

If — Я имею в виду практическую сторону дела,-г- ска-
зал дипломат.

I — Я тоже.

I — Время покажет,— усмехнулся он.

8 г
— Надеюсь,—улыбнулся я.

Признаться, в тот момент на душе было тяжелова-
то, так как аргументы моего собеседника и всех, кто
пытался доказать бесполезность наших усилий по вяед- .
рению и развитию хлопководства могли показаться бо-
.лее вескими: первые результаты оказались тревожны-
ми, урожайность составила 90—95 килограммов с гек-
тара, т. е. .не перекрывала даже затрат на семена. По- :
севы -были заражены сельхозвредителями, нам неиз-
местными, особенно т. е. белым муравьем, карадрттм
и другим.

Есть поговорка: «Что природа дала, то и мылом не ;
вымоешь». Но мы, советские люди, знаем и другую:
«Терпение и труд все перетрут». Мы руководствуемся
формулой: не ждать милостей от природы — воздейст-
вовать «а нее. Именно об этом говорилось на совеща-
ниях в посольстве, посвященных проблемам Вади-Сур-
дуда.

Посольство взяло решение этих проблем под свой j
■непосредственный контроль. Уже на второй год многие і
из «их были сняты с повестки дня. Средняя урожай- -
ность хлопка-сырца перевалила за 20 центнеров с гек-
тара, а в последующем выросла до 28-ти. С некоторых-
участков получили и по 32—36 центнеров, теперь полу-
чают по 38—40. Таким образом, советские специалисты
■развеяли мифы о непригодности йеменской земли для
производства такого ценнейшего, играющего огромную
■роль в мировой экономике сырья, как хлопок, давно на-
званный «белым золотом».

Параллельно в госхозе, организованном в Вади-Сур-
.дуде, стали выращивать дурру — тоже трудоемкую, но
достаточно выгодную культуру, окупающую все затра-
‘ты, как говорится, за один урожай,— а также овощи,
бахчевые, папаю, бананы и другие плоды. Все достиг-
нутые хозяйством успехи вызвали нервозность реакци-
онных элементов из числа феодалов и шейхов, которым
-было невыгодно развитие государственного сектора. Их
подогревали представители империалистических кру-
гов, усиленно насаждавшие так называемую свободу
частного предпринимательства. Не без оснований видя
в госхозе серьезную угрозу своим корыстным интере-
сам и страшась будущего, реакция и ее ставленники а
правительственных кругах всячески мешали деятель-
ности хозяйства, в связи с чем нашим специалистам
Находилось сталкиваться «е только с техническими,,
зачастую и с политическими проблемами.

— Трудно приходится? — опросил я как-то одного
них, мастера-бурильщика.

- Как и во всяком деле,— просто ответил он.

- Ну, а всякие провокации, слухи, угрозы — они не
Іешают?

- Выдюжим,— засмеялся мастер.— Мы же совет-
ше, товарищ посол, нам не привыкать. Главное, зада-

fa ясна: помогать трудовому .народу вырваться из нуж-
да темноты, а дальше он сам разберется, не так ли?
Я крепко, от души пожал руку мастеру.

Не было по существу такой области жизни, в кото-
й йеменцы не опирались бы на нашу помощь и тех-
ическое содействие. Я уже упоминал, что в стране ост-
§о стояла проблема с водой, особенно питьевой, и дли-
тельная жестокая засуха усугубила эту проблему, при-
водила к трагедиям, грозила разразиться катастрофой.

те тяжкие знойные дни наше посольство посетил
іредседатель Консультативного совета ПАР шейх Аб-
даллах аль-Ах.мар. Он просил проинформировать Со-,
ветсхое правительство о сложившемся положении и, по-
ручив соответствующие заверения, после небольшой
лаузы спросил, не можем ли мы принять какие-нибудь
“рочные меры, чтобы в течение ближайших дней по-
очь хотя бы жителям столицы.

— Можем,—• ответил я.— Постараемся к концу дня.

— -К концу недели? — сказал аль-Ахмар, думая, что
|я оговорился.

I — Нет, к концу сегодняшнего дня,— повторил я.
f Кажется, он не очень-то поверил в то, что мы опра-
вимся столь быстро со своим проектом вывести на ули-
'цу две водопроводные линии из колодцев на террито-
рии посольства. Но решение об этом .мы приняли еще
§п,о его визита, наши товарищи уже заготовили все не-
сбходимое, все посольские работники тут же взялись
ѵза дело — трудились вдохновенно, как на коммунисти-
• чес ком субботнике. К концу дня на улице были по-
ставлены две колонки: одна напротив посольства, дру-
гая близ резиденции президента республики аль-Арья-
§ш. Когда поздним вечером из них пошла вода, улица
сказалась запруженной толпами людей, радость и бла-
годарность которых не знала предела. В тот же вечер-
ний час и наутро радио Саны несколько раз передало
информацию об этом, характеризуя его как гуманный ;
■шаг советского посольства, облегчивший положение наф
селения.

Очень острую нужду в воде испытывали город Хо-
дейда и прилегающие к нему районы. Достаточно, оче- ■
.видно, сказать, что корабли, швартовавшиеся в Ходей-
.де, прежде заправлялись водой в суданских и других
портах. Но после того, как за дело взялись советские ;
специалисты, проблема стала решаться ускоренными ;
темпами. При техническом содействии Советского Сою- і
за были пробурены артезианские скважины, построены j
водозаборные сооружения и проложены водопроводные
магистрали не только в порт Ходейда, но и в Баджиль,
где сдавался в эксплуатацию цементный завод.

На протяжении .многих лет Советский Союз оказы-
вал помощь и в подготовке кадров, особенно военных;
составивших затем ядро республиканской армии. В і
первый период революции .некоторые западные журна-
листы делили страну на три зоны влияния: Санский ок- ;
руг называли прокита неким, Таиззский — проамери- ;
канским, Ходейдский— прорусским. В их «классифи-
кации» не находилось .место самим йеменцам. Они ис- і
ходили из того, что подавляющее большинство специа- і
листов были иностранцами, причем, в основном из ка-
питалистических стран. Лечебно-профилактические уч-
реждения, например, целиком находились в их руках, і
Многие из них, пытаясь по наущению своих правителей |
подорвать республиканский режим, занимались сабо- '
тажем и вредительством или покидали страну. Но и
подобные маневры реакции не увенчались успехом, ибо
на помощь пришли советские люди — по приглашению
правительства республики приехали инженеры и тех-
ники, строители, геологи, врачи, педагоги и другие one- ■
циалисты. В скором времени наша страна подготовила
столько местных кадров, что они смогли занять почти
все ключевые посты во всех областях экономики и
культуры.

Так, сперва в Ходейде, затем в Таиззе и Сане йемен-
ские врачи и средний .медицинский персонал, обучав-
шиеся в наших учебных заведениях, постепенно вытес-
няли всех иностранцев. Советские врачи работали толь-
ко в качестве консультантов — по просьбе своих уче-
ников.

Много было подготовлено и инженеров-строителей И

90
і Щрригаторов, геологов и топографов, агрономов и вете-
' ршарных врачей, педагогов... Все они неплохо говорят
шо-русски, большинство считают русский язык родным,
• К некоторая часть даже женаты на русских или на
гражданках из социалистических стран, тоже учивших-
у нас. Помню, как 'беседовал с группой врачей, ^в
ііом числе с главным врвчом ходейдской больницы, Аб-
і;і іуджа,миле,м Мекки, у которого жена немка, выпуекни-
|а Ленинградского медицинского института. Мекки не
Інает немецкого языка.

I — Как же вы объяснялись в любви? ■— -шутливо
Іпросил я.

I Он и его жена засмеялись, в один голос восклик-
|ули:

I — Конечно, по-русски!...

I Наше посольство уделяло большое внимание рабо-
те с выпускниками советских вузов и средних специ-
альных учебных заведений, мы часто встречались с ни-
ми. Встречи с советским послом проводили по округам:
§ Сане, в Ходейде, Таиззе,— и они неизменно превра-
щались в демонстрацию советско-йеменской дружбы.
Иногда в них участвовали и руководители страны, как
гости посла. Выпускники говорили не только о своих
^чувствах и достижениях, но и о том, что им мешает в
•работе, и ставили перед своими руководителями вопро-
сы, от решения которых, как они подчеркивали, зави-
сят дальнейшие успехи.

I На одной из встреч в Сане присутствовало около-

ЕО выпускников советских учебных заведений, и сре-
[ них 92 офицера вооруженных сил ЙАР, 32 врача, 22

В инженера. В тот вечер нашими гостями были премьер-
министр Мухаммад Нуман, его заместитель Абдель
Салем Сабра, заместитель главнокомандующего Му-
жам-мзд Арьянй и начальник генерального штаба Мис-
шари. Я выступил с информацией об итогах XXIV съез-
йа КПСС, и сразу же после этого слово взял премьер-
Ішнистр ЙАР Нуман и сказал, что он счастлив присут-
ствовать на такой встрече. Отметив большую беск-о-
ыстную помощь СССР Йемену, он широко развел ру-

и, словно стараясь обхватить всех присутствующих, и
к~оскликнул:

і — -Вот живое воплощение этой помощи! — а потом
|добавил, что к сожалению, прежде недостаточно был

91
-осведомлен о ее размерах и условиях, но вот теперь,
увидев своими глазами, воздает должное Советскому
Союзу.

Следует учесть, что Нуман являлся одним из' лиде-
ров консервативного крыла республиканцев, был про-
западной ориентации и не очень дружелюбно относил-
ся к нашей стране. Но логика жизни, развитие собы-
тий произвели эволюцию в его взглядах, он совершен-
но изменился и отказался от многих своих предубеж-
дений.

В своих выступлениях на встрече выпускники со-
ветских учебных заведений с искренней теплотой и
взволнованно говорили о нашей стране и наших людях.
Выпускник Киевского государственного университета
Абдель Кадер Санабани сказал, что все восемь лет уче-
бы он не чувствовал одиночества и оторванности от
родной земли, ему казалось — живет и трудится в боль-
шой дружной семье, окруженный постоянной заботой
братьев. «Советский Союз,—• темпераментно воскликнул
он,— я считаю своей второй родиной!»

Командующий Ходейдским военным округом Умеш
подчеркнул, что выпускники военных училищ получили
отличную подготовку, причем не только специальную,
а и общеобразовательную и общеполитическую. Они
умеют мыслить широко, как стратегически, так и так-
тически, умеют реально и объективно оценивать ход
событий и в своей стране и во всем мире. Умеш сказал:

— Почти в каждом подразделении есть йеменцы,
обучавшиеся в СССР, и они много рассказывают о со-
ветской действительности, благодаря чему в армии и
народе постоянно растет число друзей СССР. Если се-
годня йеменский народ может с гордостью говорить, что
он имеет свою армию, способную отстаивать идеалы
революции и республики, то это во многом благодаря
бескорыстной помощи и самоотверженной работе совет-
ских людей.

Столь же высоко оценивали роль нашей страны н
наших специалистов и командующий военно-морскими
силами Карим, топограф Анеш Хе'бе, директор депар-
тамента здравоохранения Ходейды Мухаммад Муфтах,
агроном из Вади-Сурдуда Исмаил Хадад и другие ора-
торы. Хадад, например, очень темпераментно рассказал
о том, как с помощью советских друзей стали возделы-
вать хлопчатник. «Мы всем доказали, что в пустынях



92
равии .можно добывать белое золото!» — воскликнул
н.

— А мы,— говорил Мухаммад Муфтах,— с помощью
оветских специалистов ведем священную войну с бо-
езнями, которые на протяжении многих веков были
|бичом гордого и славного народа.

Советский Союз построил на свои средства и пере-
|дал в дар йеменскому народу крупный, оснащенный са-
|мы,м современным .медицинским оборудованием госпи-
таль с поликлиникой, а также три здания средней по-
|литехнической школы — в Сане, Ходейде и Таиззе. Ес-
?ли сказать коротко,— мы делом, повседневной работой,
любым своим поступком доказывали, что нет для ас
цели большей, чем бескорыстная дружба и равноправ-
ное сотрудничество во имя справедливости, прогресса и
ми-pa. Поэтому и завоевали симпатии самых различных
слоев населения и в самых разных странах.

Приведу высказывание американского публициста
Альберта Қюи, характеризующее советских людей. Он
і писал:

I «Советское общество создало новый тип человека—
фот что поражает меня больше всего... Советские люди
добрые, но и сильные, они уверенные, скромные. Им
присущ глубокий патриотизм и в то же время они про-
I никнуты духом братского отношения к людям. Они счи-
Ітают труд благородным делом».

I Когда я прочитал эти строки в «Правде» (29 ав-
густа 1977 года), я не мог не вспомнить и то, как на-
|іни советские люди работали в ПАР. Среди них были
I представители почти 35 национальностей, в том числе
1 русские, украинцы, белорусы, узбеки, казахи, азер-
байджанцы, грузины. Это был дружный, тесно спло-
Іченный, единый боевой коллектив, каждый член кото
Ірого на своем посту активно способствовал благород-
Іному делу укрепления и расширения советско-йаменокях
Ісвязей и в конечном счете неуклонно поднимал автори-
тет нашей Родины.

I йеменцы видели, что советские люди — это настоя-
|щие друзья, не только прекрасные специалисты, но и
* просто хорошие люди, чуткие и отзывчивые, верные в
Ітовариществе, скромные и веселые, умеющие по на-
Істоящему работать и отдыхать, увлекать личным при-
зером, заражать, несмотря на трудности, оптимизмом.

: Видели йеменцы и то, что мы сильны постоянно забо-

93
той родной партии и правительства, которые много де-
лали для создания благоприятных условий для работы
и жизни, не оставляли в опасностях, выделяя на все
эти цели необходимые средства и ресурсы. За, каждым
из нас стояла великая и могучая Родина-мать, каж-
дый из нас чувствовал ее любовь и ласку и поэтому
уверенно, с полным правом ощущал себя ее кровным
сыном и ее .полномочным представителем.

Я уже рассказывал, как осуществляли перевод по-
сольства из Таизза в Сану. Советское правительство,
учитывая просьбу руководителей дружественной стра-
ны и исходя из политического значения этого акта, вы-
делило необходимые — и, кстати, немалые'—финансо-
вые и материально-технические ресурсы, в том числе
транспортные средства. Они позволили нам в краткие
сроки приобрести и осуществить реконструкцию рабо-
чего здания, построить новое здание посольства и жи-
лой дом с клубом, специальными помещениями для
школы и других культурно-бытовых нужд, со спортив-
ными, детскими площадками и бассейном во дворе, ог-
ражденном вместо прежнего глинобитного .дувала кир-
пичной стеной. Территория посольства была превраще-
на в зеленый тенистый сад, в котором журчали арыки.

Но советские люди и там, за рубежом, не забывали,
что деньги наши народные, и проявляли себя рачитель-
ными хозяевами, боролись за усиление режима эконо-
мии. Многое было сделано на общественных началах,
в дни субботников. Когда в конце мая — начале июня
1969 года посольство стало переезжать в Сану, мы не
имели еще здания для резиденции посла, пригодного
для приемов и других представительских нужд. Подыс-
кали один дом, который могли бы снять в аренду, хозя-
ин запросил 350 английских фунтов стерлингов в месяц.
При этом он подчеркнул, что плата умеренная — толь-
ко для советского посла. Он, конечно, лукавил, ибо 350
фунтов стерлингов — деньги большие: ведь среднегодо-
вой доход на душу населения в ПАР, как уже отмечал,
составлял лишь 200 долларов, то есть даже -меньше
(если перевести фунты на доллары), чем мы должны
■платить ежемесячно.

Одним словом, я посчитал, что не имею морального
права пойти на такой расход, и так и сказал товари-
щам. В те дни у меня в Х-одейде состоялась встреча с
активом наших специалистов-строителей. Они спросили:

94
§ — Мирзо Рахматович, это точно, что посольство .пе-

реводится в Сану? — Я подтвердил и поделился- рядом

(соображений, направленных на то, чтобы осуществить
перевод с .минимальными затратами. Товарищи тут же
заверили, что помогут транспортом и людьми.

— За это спасибо,—сказал я и полушутливо доба-
вил;—А вот послу пока негде жить и проводить пред-
ставительские мероприятия.

I — Как так?

I Я объяснил ситуацию. После небольшой паузы один
I за другим выступили двое молодых специалистов-архи-
текторов. Они предложили свои услуги, сказали, что
f если согласны, то уже к вечеру принесут проект и даже
'.некоторые чертежи.

I — Вы говорили, что собираетесь в отпуск,— приба-
вил, поддержав идею ребят, руководитель строительст-
|ва дороги Ходейда — Таизз Петров-Семячев.— Не вол-
I нуйтесь, спокойно отдыхайте, к вашему возвращению
: из Союза резиденция будет.

Эти выступления поддержали все присутствующие.
В тот же вечер Петров-Семичев и архитекторы вместе
I с руководителем строительства цементного,завода А. С.
Чередниченко и сотрудником аппарата экономического
советника С. П. Масловым показали мне два проекта.
Остановились на более скромном варианте, и уже че-
рез три дня были готовы все чертежи, на четвертый
приступили к строительству, заложив до .моего отъезда
■' на родину фундамент. Когда возвратился из отпуска
■встречавшие товарищи привезли меня с аэродрома в
действительно готовую резиденцию — двухэтажный дом
со всеми удобствами, с двумя залами для представи-
тельских мероприятий и специальным кинозалом. Осо-
бо должен подчеркнуть, что это здание, украсившее
территорию посольства, было построено в основном
силами советских специалистов вне рабочего времени,
в том числе за счет выходных дней. Қ-ак мне сказали,
трудились все — инженеры и строители, военные спе-
циалисты, их командиры, сотрудники посольства.

С таким же энтузиазмом работали все наши това-
рищи над благоустройством территории посольства. Ее
планировкой, посадкой деревьев, прокладкой арыков
занимались даже члены семей. Каждый советский че-
ловек считал это дело своим личным, родным. Сажен-
цы были привезены -из разных стран, некоторые виды —
из нашей. Разбили также несколько больших цветоч-
ных клуэдб. Субботники, которые мы устраивали, вы-
зывали удивление не только йеменцев, но и представи-
телей других стран, особенно западных, где имеют са-
мые смутные представления о радостях коллективного
и тем более безвозмездного труда.

На всю жизнь каждому из нас запомнился суббот-
ник в честь столетия со дня рождения В. И. Ленина.
Он состоялся 18 апреля 1970 года. Коллектив начал со-
бираться в посольстве к шести часам утра. Когда шли
с лопатами и другими инструментами военные специа-
листы, врачи и педагоги, удивленные йеменцы спраши-
вали: «Куда? — и, услыхав ответ, многие тут же при-
соединялись к своим наставникам и друзьям, работали
вместе с нами весь день.

В субботнике принял участие даже первый замести-
тель премьер-министра ЙАР Абдель Салем Сабра. Он
жил, как я уже говорил, по соседству, и заслышав му-
зыку, пришел вместе с сыном, взял лопату и работал
рядом со мной до конца. Можно сказать, субботник
•превратился в настоящую демонстрацию интернацио-
нальной дружбы и, думаю, вполне закономерно, что он
завершился открытием памятника нашему великому
вождю и учителю В. И. Ленину.

Мы установили мраморный бюст Владимира Ильи-
ча на краснокаменном постаменте прямо напротив во-
рот, и как только люди входят на территорию посоль-
ства, тут же видят его. У памятника всегда пламенеют
цветы.

йеменцы восторгались тем, как мы умели работать
и дружить, не скрывали своей зависти. На одном из
приемов в посольстве премьер-министр аль-Айни, обой-
дя наш сад, сказал, что территория стала одним из
самых прекрасный цветущих микрорайонов столицы, и
воскликнул:

— Вот что могут' сделать руки человека! Вы дейст-
вительно преобразователи!..'—йотом, после небольшой
паузы, он задумчиво произнес: — Остается только поза-
видовать духу коллективизма, которым пронизана ва-
ша жизнь и ваши дела.

Не скрою, в тот момент я испытал великое чувство
гордости за себя и своих товарищей. Я подумал: «Та-
кими нас воспитала наша родная партия. Мы живем

96
то принципу: «Человек человеку товарищ, друг, вое за
эдноіго, один за всех».

Должен сказать, что партийная организация и ру-
ководство посольства уделяло большое внимание во-
Іросам повышения идейно-теоретического и профессио-
шльного уровня сотрудников. В сети партийно-поли-
тического просвещения глубоко изучались труды клас-
сиков марксизма-ленинизма, выступления руководите-
лей партии и правительства, решения партийных съез-

Еов и Пленумов ЦК КПСС. Идейная закалка кадров
роверялась, как говорится, на деле — в постоянном об-
гении с гражданами страны пребывания, в коллектив-
ных и индивидуальных встречах с ними, которые спо-
собствовали постоянному росту авторитета нашей
Страны.

Можно гордиться тем, что многие молодые дипло-
маты, которых я знаю как по работе в ПАР, так и по
последующей работе в Мавритании, о которой расска-
жу в следующей главе, выдвинулись как опытные идей-
но-закаленные профессионалы. Р. Ш. Турдиев, напри-
мер, начинал в Йемене переводчиком, а стал советни-
ком; советниками стали и В. Г. Иващенко, В. К. По-
еувалюк, прежде они исполняли обязанности атташе.
Из культурного центра пришел Авди Кулиев, быстро
ос во;: л работу, стал атташе, третьим секретарем, а за-
тем, после окончания Дипломатической академии,—
іпервым секретарем. Из молодых товарищей, работав-
ших в Мавритании, назову референта В. Федоровского,
ставшего затем вторым секретарем, а также У. Юлда-
І'шева, который приехал из Таджикистана, по существу
|не имея опыта дипломатической работы, и вырос до
;второго секретаря, а затем учился в Дипломатической
|академии, работал советником, в настоящее время за-
ведующий отделом ЦК Компартии Таджикистана.

I Большую помощь в работе оказывали тесные вза-
имосвязи с советскими послами в соседних с ИАР стра-
нами, особенно с послами в Египте Сергеем Александ-
ровичем Виноградовым и Владимиром Михайловичем
ІВиноградовым, Сергея Александровича я знал со вре-
мен его работы послом CGCP во Франции. Это про-
фессиональный дипломат с большим опытом, замеча-
тельный коммунист; прекрасный человек. Под стать
.ему и его однофамилец—Владимир Михайлович Ви-
ноградов, с которым я подружился еще в конце 50-х

7—4116

97
годов, в бытность его заместителем министра иност-
ранных дел СССР. Он приезжал в Йемен, знакомился
с .нашей работой, с коллективом. Оба они достаточно
хорошо были осведомлены о положении дел не только
в ИАР, но и со всеми международными хитросплетения-
ми. Они глубоко разбирались в событиях и явлениях и
анализировали то, что за ними стоит. В ходе практи-
ческой работы между нами сложились хорошие това-
рищеские отношения, мы часто встречались, обменива-
лись информацией. Не раз от них слышал по своему
адресу приятные, лестные слова.

Хорошие контакты были у нас и с послом СССР в
Народной Демократической Республике Йемен В. И.
Старцевым. Кстати сказать, впоследствии Владимир
Иванович сменил >меня на посту посла в Мавритании.

Более шести лет проработал я в йеменской Арабской
Республике и вспоминаю эти годы как одни из лучших
в моей жизни. Они были трудными, может быть, лично
для меня самыми тяжелыми, но говорил и повторяю:
все огромные трудности облегчались тем, что работал
а замечательном коллективе советских людей, глубоко
сознававших свою великую интернациональную мис-
сию.

На прием, который был устроен 18 мая 1972 года по
случаю отъезда посла из ЙАР на родину, пришли, как
говорится, все, кто мот, а не только приглашенные го-
сударственные и общественные деятели во главе с
премьер-министром Мухсином аль-Айни. Огромная тер-
ритория была буквально заполнена людьми, многие
стояли — не хватало мест. Мы показали документаль-
ный кинофильм, посвященный визиту аль-Арьяни и аль-
Айни в нашу страну, затем я по поручению Президиу-
ма Верховного Совета СССР вручил аль-Айни памят-
ную медаль, выпущенную в связи со ІОО-летием со дня
рождения В. И. Ленина.

А потом произошло то, что, честно говоря, я не
ожидал и что растрогало меня до глубины души. По-
благодарив за внимание, оказанное ему Советским пра-
вительством, Мухсин аль-Айни сказал, что он имеет
приятное поручение президента республики и зачитал
следующий указ:

«Председатель Республиканского Совета Его Вели-
чество Абдаррахман аль-Арьяни наградил господина
Мирзо Рахметова орденом Мариба первой степени.

98
Iоценивая его заслуги в развитии и укреплении сущест-
вующих пробных дружественных отношений между!
народами и правительствами Йеменской Арабской Рес-
публики и Союза Советских Социалистических Респуб-
лик.

С настоящей даты господин Мирзо Рахматов имеет
право носить этот высокий орден».

Аль-Айни тут же вручил мне награду, сказав, что
-я второй иностранец, получающий этот высший орден
'Йемена.

На следующий день, когда состоялся прощальный
вечер с советским коллективом, мы вновь увиделись с
'ним. Пришли и Абдусалом Сабр с семьей, и некоторые
другие йеменские деятели. Вечер вновь превратился в

I демонстрацию советско-йеменской дружбы.

Поднимаясь по трапу в самолет, я на минуту оста-
новился, взглянул на провожающих — наших советских
I людей и йеменцев, стоявших плечом к плечу,— и поду-
Імал: «Уезжаю со светлыми чувствами, веря в то, что
Ітруды не пропали даром, что дружественные отноше-
\ ник, которые мы, советские, установили с гражданами
I ПАР, будут крепнуть и развиваться».

Я не тешил себя иллюзиями, знал, что республике
[предстоит еще долгий и трудный путь — у нее много
внешни-х и внутренних врагов, много нерешенных про-
Іблем. Но столь же твердо я знал, что йеменский на-
I род, как и другие народы Азии и Африки, в конце кон-
I нов добьется прогресса и увидят настоящее свое
! счастье.

{ А еще я думал о том, что потому мы и имеем в ми-
; ре много друзей, что опираемся на великую правду ис-
торического развития и боремся за самые высокие идеа-
I лы, противопоставляя коварной изощренной деятельно-
-сти империалистов непоколебимую сплоченность, идей-
■ ное единство своих рядов, глубокую убежденность и
подлинный интернационализм — все то, что воспитала в
.нас партия Ленина.

ПРАВДА СОЛНЦУ ПОДОБНА

Мой отъезд из Йемена был вызван переводом в дру-
гую арабскую страну, расположенную на северо-западе
Африки,— в Исламскую республику Мавритания. Қог-

99
да в іачале 1072 года ответственные работники Меж-
дународного отдела ЦК КПСС и руководители Мини-
стерства иностранных дел СССР запросили, как я от-
ношусь к подобной перспективе, я ответил, что явля-
юсь членом партии, ее солдатом и готов выполнить
любое задание. Меня предупредили о всех без исклю-
чения трудностях, с которыми придется столкнуться,
в том числе о тяжелых климатических условиях, но я
расценивал это еще одним проявлением чуткости и за-
боты о кадрах. Когда сознаешь, что тебе оказывается
высокое доверие, на условия не смотришь, тобою вла-
деет только одна мысль: быть достойным этого доверия,
оправдать его!...

Вернувшись на родину и побывав в отпуске, я стал
готовиться к работе на новом месте. При этом много
времени уделял чтению материалов о Мавритании, в
которых освещалась ее история, экономика, культура и
анализировались ее внутренние и внешние проблемы.
Одну из первых так сказать, справок я получил еще в
Сане, на прощальной аудиенции у аль-Арьяни. Он по-
интересовался, куда меня переводят, и,-услышав ответ,
сказал, что большая часть мавританцев—-потомки вы-
ходцев из Йемена, и тепло отозвался о некоторых го-
сударственных деятелях Мавритании, с которыми был
знаком лично.

По своим размерам Мавритания — крупнейшая аф-
риканская страна на побережье Атлантики. Ее терри-
тория занимает свыше одного миллиона квадратных
километров, что в 3—5 раз больше территории Ганы,
Гвинеи, Берега Слоновой кости и Сенегала. Береговая
линия протянулась вдоль Атлантического океана более
чем на 700 километров.

Но это и чуть ли не самая малонаселенная страна
в мире, ибо большую часть ее площади занимает без-
водная песчаная пустыня. Население около 1,5 мил-
лиона человек, то есть на один квадратный километр
приходится в среднем немногим больше одного чело-
века.

Пустыня коварна и опасна, ориентироваться в ней
можно разве только по солнцу и поэтому легко заблу-
диться. В информационном бюллетене, издававшемся в
свое время в Наукшоте, нередко публиковались сооб-
щения о связанных с этим несчастьях и призывы соб-
людать осторожность. Помню, как в начале сентября

100
1974 года погибла большая группа туристов из ФРГ
и Италии, ставшая жертвами собственного легкомыс-
лия. Положившись только па нанятого проводника, эти
туристы двинулись в глубь пустыни на автомобилях и
сбились с пути, кружились, пока не кончился бензин.
Никто не знал о их поездке, поэтому не мог поспешить
на выручку. Они бросили машины, пошли пешком и
умирали от жажды и голода. В живых остался лишь
проводник — мавританец, с трудом, из последних сил,
буквально ползком добравшийся до какой-то деревуш-
ки, и, если мне не изменяет память, вскоре тоже скон-
чавшийся. Найденные в результате организованных по-
исков останки туристов были обглоданы хищниками,
лишь некоторых определили по кое-каким уцелевшим
деталям одежды и предметам туалета или быта. Среди
погибших, сказали нам,— две девушки, совсем юные.

Огромные пространства изучены еще крайне слабо,
но уже и то, что исследовано, дает все основания гово-
рить о несметных природных ресурсах, которых можно
I поставить на службу народу, прозябающему пока а
I нищете. По официальным данным, в 1962 году, то есть
I на первом начальном этапе независимого существова-
I ния (Мавритания почти 100 лет была колонией Фра і-
! ции), доход на душу населения составлял 101-—102
I доллара, а в сельской местности колебался от 16-ти до
I 25 долларов. Зато колоссальные прибыли извлекали
I международные монополии, особенно специализирую-
I щиеся на добыче полезных ископаемых.

I Недра Мавритании богаты железно-медными руда-
I ми, фосфоритами, гипсом, каменной солью, рядом ред-

Іких металлов и строительных материалов. Разведанные
запасы только железной руды составляют почти два
миллиарда тонн, причем высокого качества, с выходом
I чистого железного концентрата в размерах, превы-
! шающих 60 процентов. Специалисты единодушны во
1 мнении, что подобный выход — редкое явление. Добыча
I руды составляла в 1972—1074 годах 10—12 миллионов
I тонн. Почти вся она шла на мировой капиталистичес-
I кий рынок. Ее добычу осуществляла крупная между-
Ш народная компания «Миферма», держателями акций ко-
Ц торой были монополисты. Франции, Англии, США и
І Голландии. Мавритании, добившейся независимости,
выделили всего лишь пять процентов акций.

Аналогичное положение было и с добычей медной

101
руды, которую осуществляла тоже международная ком-
пания «Сомима». Поэтому национализация рудников
явилась, безусловно, весьма важным и крупным шагом
на пути укрепления суверенитета и независимости стра-
ны. Об этом свидетельствует и тот факт, что доля до-
бывающей промышленности в стоимостном выражении
национального продукта в 1972 году превысила 84 про-
цента.

Вместе с тем, если учесть, что в 1968 году она со-
ставляла 35 процентов, то нельзя не сказать о крайне
однобоком развитии экономики. Добывающая отрасль
промышленности выросла явно в ущерб другим отрас-
лям народного хозяйства, и это, конечно же, результат
маневров неоколонизаторов, которые всячески тормо-
зят процесс достижения и укрепления экономической
независимости в некогда подвластных им странах с тем,
чтобы как можно дольше удерживать их в зависимо-
сти от бывших метрополий. Суть этой политики совре-
менных колонизаторов в свое время очень точно сфор-
мулировал французский журнал «Политик этранжер»,
выразив ее в трех словах: «Уйти, чтобы остаться!».

В результате ее, надо сказать, энергичного и хит-
роумного проведения в жизнь многие слаборазвитые
страны, в том числе и Мавритания, все еще остаются
серьезными придатками крупнейших капиталистических
держав: они по-прежнему экспортируют сырье и им-
портируют готовые промышленные изделия. Маврита-
ния до сих пор не имеет ни одного металлургического
и тем более металлообрабатывающего предприятия, и
вся добываемая железно-медная руда поставляется іа
мировой рынок, главным образом — повторяю — на ка-
питалистический, а завозятся, не говоря уже о маши-
нах и оборудовании, даже швейные иголки. Неоколо-
ниализм упорно защищает свое господство над рынка-
ми подобных стран, где сбываются западные товары,
завозимые в большом количестве даже в самые отда-
ленные деревни. Это я видел в Йемене, увидел и в Мав-
ритании.

В этой связи небезынтересно отметить, что даже са-
ми буржуазные экономисты вынуждены признавать не-
которые факты, свидетельствующие скорее о грабеже
слаборазвитых стран, нежели о равноправной торговле
и равноправном сотрудничестве с ними. Достаточно,
очевидно, сказать, что слаборазвитые страны все еще

102
Iбольше покупают, чем продают, и что цены на товары
их экспорта растут значительно медленнее, чем на то-
вары импорта. Так, по подсчетам опять-таки буржуаз-
ных специалистов, к началу 60-годов цены на готовые
промышленные изделия, ввозимые Западной Европой
в страны Африки, выросли по сравнению с 50-ми года-
ми на 42 процента, а цены на африканские сельскохо-
зяйственные продукты увеличились только на 11 про-
центов. Тут и непосвященному ясно, что такая торгов-
ля есть ни что иное, как выколачивание капитала, от-
нюдь не способствующее прогрессу отсталых стран.

; Кстати сказать, вывоз капиталов из этих стран в фор-
|ме дивидендов, то есть прибыли, в 1964 году достиг
I суммы почти в пять миллиардов, а вложения — частные
I прямые и портфельные инвестиции — составили немно-
I гим более 1,5 миллиарда долларов. Следовательно,
I каждый доллар принес свыше трех долларов прибыли.
I По образному слову товарища Али Ята, генераль-
I ного секретаря Партии прогресса и социализма, дей-
Іствующей в соседней с Мавританией арабской стране—
\ Марокко, «неоколониализм является той формой, с по-
І мощью которой империализм надеется увековечить- свой
I строй, в своем сузившемся мире» Однако, как бы не
I камуфлировались его истинные цели, правда пробива-
I ется, как солнце сквозь тучи.

I Мавритания еще в 1963 году приступила к созда-
I нию национального государственного сектора экономи-
I ки. Наблюдается стремление поставить народное хо-
зяйство страны на плановую основу развития. Первый
I четырехлетний план экономического и социального раз-
! вития был разработан в том же 1963 году, второй и
' третий последовали с 1970 года. Однако, если в про-
I мышленности основные наметки претворялись в жизнь,
I то в сельском хозяйстве по существу срывались, что
I объясняется не столько засухой, терзавшей страну пять
; лет подряд, сколько господством феодальных отноше-
• ний и частной собственностью на средства и орудия
I производства.

I Как известно, отступая под ударами национально-
I освободительного движения, французский империализм, * I

I 1 «Международное совещание фммунистических и рабочих
I партий». Москва, 1969 г. Издательство «Мир и социализм» Пра-

I та, 1969 г. С. 682—683.

>

;

юз
таточно, однако они полностью зависят от погодных
условий: будут дожди — будут корма. Была намечена
широкая программа обводнения пастбищ за счет ис-
пользования подземных вод, но претворение ее, в жизнь
сталкивалось с трудностями, вызванными частнособ-
ственическими отношениями. Помещики и крупные ско-
товладельцы саботировали и мероприятия по упорядо-
чению учета и отчета, воспринимали их как попытку
подорвать основы своего господства.

Раз речь зашла о феодалах, то сразу скажу, что
они имеют тесную связь с духовенством, нередко сами
являются шейхами и прочими духовными сановниками
и нещадно эксплуатируют крестьянские .массы, которые
составляют подавляющее большинство населения и до
сих пор живут в условиях чудовищной нищеты и бес-
правия. Государству трудно преодолеть архаичную со-
циальную структуру общества, ибо феодалы цепко дер-
жатся за свои привилегии. В описываемый период не-
мало их представителей занимали важные посты в го-
сударственном аппарате и в правящей партии Маври-
танского народа и оказывали давление па правитель-
ство, добивались нужных им решений. Мне .приходилось
встречаться с одним таким деятелем, живущим в райо-
не северо-западного побережья. Он, как говорится, «де-
лает погоду» не только па месте, но и в столице — че-
рез своих людей, действующих на манер вашингтонских
лобби в конгрессе США. Следует отметить, что эти си-
лы внутренней реакции пользуются широкой поддерж-
кой империалистических кругов, в том числе США; их
используют ЦРУ и его филиалы.

После завоевания независимости и в результате
осуществления мер, -направленных на создание и раз-
витие национальной экономики, .стала все активнее вы-
ходить на арену общественно-политической жизни и
местная, компрадорская буржуазия. Пока ее предста-
вители, особенно из мелких слоев, выступают носителя-
ми прогрессивных идей и тенденций. Однако, как по-
казывает опыт, лишь незначительная часть становится
на позиции трудящихся масс, большинство же руковод-
ствуется в проведении и внутренней и внешней полити-
ки четким классовым подходом, хотя нередко и маски-
рует это лозунгами, в которых склоняются на все лады
слова «народ», «демократия» и даже «социализм». По-
добное все отчетливее проявлялось и в Мавритании,

106
[

[■о чем, вероятно, говорит и тот факт, что силы, руковод-
ствующиеся действительно народными интересами и
[ выступающие с подлинно прогрессивных позиций, были
загнаны в глубокое подполье и до сих пор вынуждены
; работать в тяжелых условиях, связанных со смертель-
ным риском.

В стране тогда была разрешена только одна партия,
которую назвали партией Мавританского народа. Ее
создали, так сказать, сверху и в ее рамках, под ее
контролем существовали и работали женские, моло-
дежные, профсоюзные и другие организации, призван-
ные правительством. Рассматривая деятельность этой
правившей страной партии диалектически, с учётом всех
сложных процессов разносторонней политической и со-
циальной борьбы, следует признать, что для нацио-
нальной революции — завоевания и упрочения сувере-
нитета и независимости — она сделала немало. Ныне
ее распустили, тем не менее, несмотря на все происки
реакции, .Мавритания и сейчас стоит на позициях не-
присоединения, выступает против колониализма и нео-
колониализма, за равноправное сотрудничество стран
и народов, решительно осуждает агрессивные действия
Израиля, поддерживает справедливую борьбу арабско-
го народа Палестины, и, подобно подавляющему боль-
шинству. мусульманских государств, отвергла капиту-
лянтскую сделку тогдашних правителей Египта с мо-
нополистами США и израильскими экспансионистами,
тами.

Что касается внутренней политики, то, как уже от-
мечалось, проводится курс на преодоление экономичес-
кой зависимости от бывшей метрополии и международ-
ных монополий. Создается национальная экономика,
включая собственную промышленность, и прилагаются
усилия для повышения жизненного уровня народа. С
этой целью ускоренными, можно сказать и опережаю-
щими, темпами развивается пищевая промышленность,
вводятся в действие и мощности по переработке жи-
вотноводческой продукции. В столице республики На-
укшоте был сооружен молочный комбинат и началось
строительство бойни и .мясоконсервного завода. Боль-
шой мясоконсервный комбинат начали строить в райо-
не города Каэди, где еще в 1969 году была сдана в
эксплуатацию бойня с холодильником.

Земледелие развито слабее, чем животноводство,—

107
только в долине реки Сенегал, весьма плодородной, и
в оазисах, то есть там, где есть вода, и целиком зави-
сит от погодных условий. Если кому-то выпадает удача,
мавританцы-говорят: «Он увидел зеленый свет». Зеле-
ный в их представлении синоним счастливого, даже свя-
того, ибо радугу, которая украшает небо по весне, в
период кратковременных дождей, и в которой преобла-
дают зеленые тона, они, как глубоко верующие люди,
считают светом аллаха, а все, что зеленеет, цветет,
плодоносит,— даром аллаха. Если же обратиться к ста-
тистике, то она скажет, что на пустынные и целинные
земли приходится 46 процентов, почти половина терри-
тории страны, а обрабатывается лишь 24 процента зе-
мель. Из каждых 9 феллахов 7 занимаются скотовод-
ством, только двое — зeLMлeдeлиeм.

Основные сельскохозяйственные культуры —^ афри-
канское просо, называемое манго, и сорго, пшеница и
ячмень, финики и овощи. В урожайные, кезасушливые
годы производится но 100—110 тысяч тонн проса, до
250 тысяч тонн пшеницы и ячменя, по 12—13 тысяч
тонн фиников. Поля, пашни и сады являются собствен-
ностью крупных помещиков, заинтересованных, как
уже говорил, в сохранении феодальных и даже дофео-
дальных отношений в деревне. Единственным государ-
ственным сельскохозяйственным предприятием была в
описываемые времена рисоводческая фирма «М. Пурье»
близ города Росо.

Правительство предпринимало меры по созданию
сети сельскохозяйственных кооперативов на базе освое-
ния новых земель в районах Боге, Гаргола и Каэди,
что позволило бы увеличить производство зерновых
культур и овощей, а также обеспечить сырьем сахарный
завод, построенный в те годы в Наукшоте. Но длитель-
ная засуха вынудила отказаться от осуществления ря-
да проектов и направить средства на дополнительные
меры по решению продовольственной проблемы и улуч-
шению водоснабжения населения.

Страна делилась на 12 областей, каждая из которых
носила порядковый номер, а не название, окажем, ад-
министративного центра, долины ил-и горного хребта,
как это принято в других странах. Столица — город
Наукшот — входила в особый округ. Городом она ста-
ла по существу недавно, раньше была обыкновенным
французским портовым поселением с рядом благоуст-

108
Іроенных зданий и обязательной церковью. Место здесь
? ветреное, мавританцы говорили нам, что Наукиют и
Іозначает «ветреное место». Ветер дует здесь постоян-
I ко, то влажный, долетающий с океанского простора, то
fзнойный, обжигающий, несущий, как наш «афганец»,
I тонны пыли — из пустыни. Тем не менее, провозгласив
I независимость, глава правительства предложил объя-
I вить столицей республики именно Наукшот и призвал
j построить новый город как символ новой жизни; учи-
I тывалось, разумеется, и выгодное географическое по-
I ложение.

Теперь Наукшот стал крупным политическим и на-
I учно-техпическим центром страны. Здесь функциониру-
I ет научно-исследовательский центр по проблемам про-
I изводительных сил, открыты педагогический институт
\ и женские курсы, две библиотеки, работает националь-
і ная радиостанция, издаются газеты и официальные
\ бюллетени. Население приближается к 150 тысячам,
; Застраивается город по-сов ременному, растет и хоро-
шеет на глазах. Одним из лучших сооружений, украсив-
: 'ших, по единодушному признанию мавританских дру-
зей, их столицу, стал посольский комплекс СССР, по-
строенный по решению Советского правительства . в
1974—1975 годах. Наукшотом заинтересовались многие
зарубежные капиталистические фирмы, ставшие ску-
пать здесь с целью наживы земельные участки для
строительства туристических ігостиниц и пансионатов.

Вторым по численности населения (20 тысяч) и,
пожалуй, первым но экономическому значению являет-
ся портовый город Нуадибу, административный центр
восьмой области. Сюда заходят океанские суда, здесь
грузятся на корабли и отправляются за границу же-
лезная руда и другие полезные ископаемые, тут имеют^
ся крупные промышленные предприятия, в том числе
электростанция, химический завод, который произво-
дит кислород и ацетилен, рыбоконсервный завод с мощ-
ным холодильником, а также международный аэропорт,
принимающий любые современные самолеты.

Следует, очевидно, сказать и о том, что на линии
Наукшот—Наудибу, вдоль побережья, открыты бога-
тейшие залежи фосфоритов и ги-пса. Кроме того, в об-
ласти, как и в других районах страны, геологическое
строение которых сходно с нефтеносными районами
Алжира и Ливии, ведутся широкие поисковые работы

Ю9
на нефть. В случае успеха в Нуадибу будет построен
крупный нефтеперегонный завод.

Железная дорога связывает Нуадибу с Форт-Зене-
ком, центром добычи железной руды. Здесь она дересе-
кается с магистральным шоссе Нуакшт — Айи бел Ти-
ли. По численности населения (.18 тысяч) Форт-Зенен
третий город страны; он входит в седьмую область, ад-
министративным центром которой является город Атар,
»где проживает 10 тысяч человек. Упомяну также го-
рода Каэди и Росо, расположенные на реке Сенегал—
одной из крупнейших водных магистралей Западной
Африки, давшей название пограничному с Мавританией
государству.

Каждой областью управляет губернатор, назначае-
мый центральным правительством, во главе которого
стоит президент. Он избирается всеобщим голосовани-
ем сроком на 5 лет, причем, в соответствии с консти-
туцией, кандидатом мог быть выдвинут только предста-
витель правящей партии Мавританского народа. На
5 лет избиралось и Национальное собрание, состоявшее
из 40 депутатов. Президент, он же главнокомандующий
вооруженными силами, осуществлял законодательную
власть, подписывал и ратифицировал международные
договоры и соглашения, формировал правительство, на-
значал и смещал министров, которым принадлежала
исполнительная власть.

Все, о чем рассказано выше, как и приведенные
справочные данные, я почерпнул не только из офици-
альных материалов, которые тщательно изучил перед
тем, как приступить х работе, но и из собственной прак-
тики, из того, что увидел и узнал, о чем размышлял в
течение почти трех лет пребывания на посту Чрезвы-
чайного и Полномочного посла СССР и Исламской рес-
публике Мавритания. Все это я постарался обобщить,
чтобы дать читателю несколько цельное представление
о стране и стоящих перед нею проблемах и чтобы за-
тем, так сказать, не отвлекаться — не нарушать после-
довательности повествования.

Прибыл я в Мавританию 20 сентября 1972 года,
ехал до Парижа поездом, оттуда полетел самолетом.
Товарищи, работающие н советском посольстве во
Франции, неплохо знали мавританских руководителей
и поделились со мной своими соображениями, дали не-
сколько добрых советов, которые я принял с благодар-

но
Іностью, зная, как они помогут в предстоящей работе.
Сразу скажу, что в Нуакшоте был тесно спаянный,
дружный коллектив сотрудников, истинных тружени-
ков, патриотов и интернационалистов, много сделав-
ших и делающих для всестороннего развития советско-
мавританских отношений вопреки коварным проискам
^империалистических кругов и некоторых недружслюб-
і ных приспешников. С теплыми чувствами, сердечной
I признательностью и благодарностью вспоминаю совет-
\ ников посольства П. И. Мусиенко и И. Ф. Дружинина,
[ первого секретаря И. Шевченко, молодых и эиертич-
I пых сотрудников В. Пяткина, Н. Иванова, Н. Н. Фи-
липпова, В. Федоровского, Карима Юлдашева, супру-
гов В. С. и Т. А. Подколэиных и других товарищей, до-
стойно представляющих нашу великую и любимую Ро-
дину.

Церемония вручения верительных гра-мот — до это-
го посол не имеет официального статуса — состоялась
22 сентября, з самом начале рабочего дня президента
республики. В президентский дворец я отправился в
сопровождении ответственных сотрудников нашего по-
сольства и заведующего протоколом президента, кото-
рый приехал за мной на «мерседесе» под мавританским
и советским флагами. Президент встретил меня у входа
в свой кабинет. Обменявшись рукопожатиями, "мы се-
ли, и пока подавали фруктовый сок, я вручил ему вери-
тельные грамоты, после чего состоялась короткая бе-
седа, носившая протокольный характер. Я уже знал, от
заведующего протоколом, что вечером президент даст
обед в честь советского посла, на котором будут при-
сутствовать министр иностранных дел и его замести-
тель, носящий ранг государственного секретаря ми-
нистерства.

Во время обеда мы раэговарились более непринуж-
денно, и беседа приняла дружественный, располагаю-
щий друг к другу оборот. Я передал президенту при-
ветствие Председателя Президиума Верховного Сове-
та СССР, которое он принял с бла года рностью. Он
сказал, что еще до личного знакомства имел представ-
ление о советском после по рассказам президента ЙАР
эль-Арьяни, с которым недавно встречался. Затем пре-
зидент подчеркнул, что ему хорошо известны роль и
значение Советского Союза на международной арене,

1U

£
в том числе в деле поддержки национально-освободи-
тельного движения народов, и добавил:

— Моя страна стремится расширять и укреплять
советско-мавританские связи. Для этого .у нас есть все
возможности и условия.

Одновременно он намекнул на свое желание посе-
тить Советский Союз с дружественным официальным
визитом, а, прощаясь, выразил надежду, что наша сле-
дующая встреча не затянется, произойдет в скором
времени.

— Уверен, мы подружимся,— сказал президент.

Последующие дни были заполнены протокольными

визитами министрам и другим государственным деяте-
лям страны, высшим должностным лицам партии Мав-
ританского народа, коллегам по дипломатическому кор-
пусу. Эти визиты давали возможность завязать личные
знакомства, острее почувствовать, так сказать, поли-
тическую температуру, чтобы шире анализировать об-
становку и глубже обосновывать выводы. Кроме того,
в ходе бесед решались и некоторые практические во-
просы.

Еще в бытность мою в Москве, накануне отъезда,
стало известно, что мавританские власти задержали
два торговых судна Германской Демократической Рес-
публики, якобы допустивших нарушение их террито-
риальных вод. Надо сказать, что мавританцы очень
■болезненно относятся к подобным фактам, рассматри-
вают их как покушение на свой суверенитет. Опреде-
лив свои морские границы и установив 50-ти миль-
ную зону, они ведут усиленную охрану и строго нака-
зывают за малейшее нарушение, не взирая на флаги
судов, налагают крупные денежные штрафы. Положе-
ние капитанов немецких кораблей осложнялось тем, что
ГДР не имела тогда, дипломатических отношений с
Мавританией. Ее официальные органы избрали посред-
никами нас, просили разобраться в случившемся и ока-
зать содействие. Дело поручили мне.

Нанеся протокольный визит министру иностранных
дел, я завел разговор об этом. Он внимательно вы-
слушал меня, затем, после долгой паузы, начал красно-
речиво объяснять, чем вызваны строгие законы по ох-
ране территориальных вод. С болью в голосе он сказал,
что стране и Народу пришлось много страдать. Коло-
ниальное иго слишком еще памятно, поэтому мавритан-

112
іцы так остро реагируют на любую допущенную по от-
ношению к ним несправедливость. Им свойственны обо-
стренные чувства гордости и самолюбия. Главное, под-
Ічеркнул министр — это то, что мы сейчас говорим т-
Екровенно. «Дело ваше трудное, однако я постараюсь
[помочь»,— сказал он.

Слово свое .министр сдержал. Он внес вопрос на
'рассмотрение Совета Министров и, как только было
принято решение, тут же позвонил міне и попросил при-
пехать в правительственную резиденцию, где шло засе-
дание. Я приехал, министр вышел из зала и сказал, что
Совет Министров республики делает подарок советско-
му послу и освобождает торговые суда ГДР без всяких
условий. Мне осталось только поблагодарить его, что
я и сделал.

Многие государственные и партийные деятели рес-
публики, в частности министры иностранных дел, эко-
номики и планирования являлись людьми практичны-
ми. Они стремились добиться решения проблем Мав-
ритании и искренне высказывались за расширение дру-
жественных связей с нашей страной. Вместе с тем сре-
ди партийных и государственных деятелей имелись до-
вольно внушительные группы, зараженные антикомму-
низмом и антисоветизмом, или тесно связанные с пра-
вящими кругами западных капиталистических стран и
империалистическими [монополиями, или защищающие
свои узкоклассовые интересы. Влияние их было весьмз
значительным. Представители таких феодально-буржу-
азных бюрократических групп при встречах вида, ко-
нечно, не подавали, вежливо, по протоколу, улыбались,
но своими действиями, строя всевозможные козни, ра-
скрывали истинное лицо.

Не обошлось без неприятностей я во время визитов
к коллегам дипломатам. В соответствии с дипломати-
ческой практикой вновь прибывающий представитель
любой страны должен первым нанести визит дуайэну
(старшине) дипкорпуса. В то время постоянным дуайэ-
ном был посол Франции. Говорю «постоянньгм», так
как французские позиции оставались все еще доволь-
но-таки прочными. Франция по-прежиему держала в
своих руках решение -многих внутренних и внешних
проблем Мавритании, ее советники и чиновники рабо-
тали в канцелярии президента и во всех министерствах.
Французские послы считали себя верховными комисса-

8-4116

ИЗ
рами или, точнее, наместниками, имели большое влия-
ние, поэтому за-падные представители, которых было
большинство, и набирали постоянно дуайэном дипкор-
пуса главу французского посольства.

С ним договорились о моем визите, назначили день
и час. Я подъехал что называется, минута в минуту, но
■меня никто не встретил. Это было грубым нарушени-
ем дипломатического этикета, я имел полное мораль-
ное право повернуть назад и ждать извинений. Однако
Франция—дружественная нам страна, усилия, предпрю
нятые главами двух наших государств, немало способ-
ствовали делу международной разрядки, оздоровлению
политического климата в Европе. Исходя из этого, я
со своим помощником, который бывал во французском
посольстве не раз, все-таки решил войти. Посол ока-
зался на месте. Он был сконфужен, беседу повел ра-
душию. Тем не менее я откровенно сказал ему, что мог
бы отказаться от визита, но не сделал этого только из
глубокого уважения к его стране. Он принес извинения,
красноречиво объясняя, что просто-напросто, забыл. Ви-
димо, о его проступке стало известно в Париже и он
получил соответствующее внушение, ибо в дальнейшем
был всегда предупредительно любезен, оказывал вся-
ческие знаки внимания. У нас с ним и с его преемни-
ком установились неплохие деловые контакты.

Западные дипломаты и все более смыкавшиеся с
ними пекинские лидеры были обеспокоены, проявляли
нервозность, ибо не желали развития советско-маври-
танских отношений, к чему явно склонялись руководи-
тели страны. В конце сентября, то есть буквально че-
рез несколько дней после вручения верительных грамот,,
в нашем посольстве раздался звонок от заведующего
протоколом президента. Нам сообщили, что президент
намерен вновь встретиться с советским послом и при-
глашает его на беседу, которая состоялась в тот же
день.

Эта беседа была интересной во всех отношениях.
Президент откровенно сказал, что его не удовлетворя-
ет состояние мавритано-ооветских связей, он намерен-
предпринять діаги для их дальнейшего расширения и-
укрепления. Он видит возможности по всем линиям —
государственным, межпартийным, экономическим, на-
учно-техническим и культурным,г— в связи с чем просит
передать руководителям моей страны о его намерении

114
[иіосетить Советский Союз во главе лартийно-стравитель-
іственной делегации.

I — Я немедленно свяжусь со своим правительст-
І80М,— ответил я.

I Забегая несколько вперед, сказу, что в тот же ве-
Ічер отправил в Москву депешу и вскоре получил от-
Івет о положительном отношении к намерению прези-
дента Мавритании. Большинство мавританских деяте-
лей встретили это сообщение тепло и развернули ши-
Прокую подготовку к предстоящему визиту, время кото-
[ рого предстояло согласовать несколько позднее, так,
: чтобы оно было удобным для обеих сторон.

В той же беседе, состоявшейся по инициативе пре-
зидента, была достигнута договоренность о приглаше
нии в Мавританию советских экспертов по вопросам
подготовки соглашения о морском рыболовстве. Мы ре-
шили, что после того, как будут подготовлены необхо-
димые документы, мавританское правительство пригла-
сит для их подписания министра рыбного хозяйства
СССР.

Затем президент сказал, что он просил помочь на-
ладить киноаппаратуру в Доме партии, которая в свое
время была подарена советским правительством, и я
обещал договориться о направлении специалистов. Тог-
да он попросил, если возможно, предоставлять ему со-
ветские кинокартины, которые он смотрел бы в часы
отдыха в домашней обстановке, в кругу езоей семьи.

— У вас в доме есть киноустановка? — спросил я

Президент смущенно улыбнулся и развел руками,

из чего следовало, что просить киноустановку он не
решился. Встретившись взглядами, мы рассмеялись.

На мое приглашение посещать мероприятия, прово-
димые советским послом в своей резиденции, президент
ответил, что, к сожалению, лично бывать не имеет іюз-
можности, однако во всех мероприятиях будут прини-
мать обязательное участие другие приглашенные дея-
тели партии и государства. Произнеся эти слова, он
взглянул-на министра иностранных дел и одного из сек-
ретарей партии Мавританского народа.

— Обязательно! — подтвердил министр.

В этом я смог вскоре убедиться: на приеме, устро-
енном посольством в честь 55-й годовщины Великой
Октябрьской социалистической революции, присутст-
вовали почти все партийные, государственные и общест-

115
венные деятели страны. Так бывало и в дальнейшем.
Наши отношения в делом складывались довольно-таки
неплохо.

Советское правительство с пониманием отнеслось к
пожеланиям мавританцев. Были срочно направлены
специалисты, которые в кратчайший срок привели в
полный порядок всю киноаппаратуру, установленную
в Доме партии. В конце октября приехали советские
экоперты по рыбным вопросам, несколько позже — спе-
циалисты — эксперты по проблемам экономического
и научо-технического сотрудничества. В свою очередь
Мавритания направила представительную делегацию,
во главе с секретарем партии и министром иностран-
ных дел Хамди Мукнасом на празднование 50-летия об-
разования СССР.

Все это не могло не волновать явных и тайных вра-
гов нашей Родины, не гнушавшихся распространять
самую низкопробную клевету и идти на гнусные прово-
кации. Когда наши эксперты по рыбным вопросам в
ноябре 1§72 года приехали по делам службы в Науди-
бу, находившиеся там французские чиновники встрети-
ли их с неприкрытой злобой, оскорбляли и прямо заяв-
ляли, что нс дадут работать, что в будущем, если со-
ветско-мавританское соглашение о рыболовстве будет
все-таки заключено, станут мешать ело осуществлению
и сделают все для того, чтобы мавританцы вышвыр-
нули советских людей из страны. В выражениях они
не стеснялись. Эта грубая вылазка французских неоко-
лониалистов вызвала глубокое возмущение всей маври-
танской общественности и многих государственных дея-
телей страды. Министр иностранных дел охарактеризо-
вал ее как недопустимое вмешательство во внутренние
дела Мавритании.

Усердствовали, разжигая антисоветизм, и американ-
ские официальные представители. Послом США ока-
зался, как говорится, старый знакомец — Дин Мор, в
свое время занимавший такой же пост в Саудовской
Аравии. Он активно проводил политику разжигания
гражданской войны и осуществления кровавой интер-
венции в Йеменскую Арабскую республику, вел враж-
дебную деятельность против Советского Союза. Наши
дипломаты в ПАР знали вес это. Теперь мы встрети-
лись в Нуакшоте. Когда-нибудь придет время и мож-
но будет многое порассказать о Дине Море, пока же

116
jbrpaH-ичу'Сь этим. Добавлю лишь, что дипломат он
іпытный, ловкий и красноречивый, защищать интересы;
:воих- хозяев умеет; видать, поэтому и перевели его в
>дну из прифронтовых стран Ближнего Востока.

Я приехал в трудное для Мавритании время, когда
іочти вся страна была охвачена страхом. Из-за систе-
матически повторяющейся в течение пяти лет засухи по
.‘республике бродил призрак голодной смерти. Он все-
|лял ужас, сгонял с обжитых мест массы людей. Поки-
нули традиционные пастбища и кочевники, скопились-
долине Сенегала и вокруг больших городов, в том
числе- Нуакшота. В связи с этим возникли громадные-
1 экономические трудности и резко обострилась пробле-
ма оібеспечения населения продовольствием.

Для борьбы с грозными последствиями засухи был
■создан специальный национальный комитет. С 1972 го-
да правительство осуществляло, по словам мавритан-
ских деятелей, «срочное вмешательство в экономику»,
цель которого — помочь продовольственными товарами:
населению, пострадавшему от стихийного бедствия. Из’
государственных ресурсов выделялись пшеница, рис,
просо, сахар и другие продукты питания. Была орга-
низована закупка излишков сельхозпродукции в глу-
бинных районах й создан правительственный орган ля"
контроля над ценами на зерновые, которые продава-
лись населению. В конце года президент страны в соп-
ровождении ряда министров посетил многие районы,
пострадавшие от засухи, интересовался, насколько
правильно распределяется продовольственная помощь,
и как строго соблюдаются цены. По рассказам очевид-
цев, он вскрыл ряд злоупотреблений и на месте принял
оперативные меры. В стране это вызвало положитель-
ный резонанс.

В борьбе с последствиями засухи Мавритании ока-
зывали большую помощь многие международные ор-
S ганизации и зарубежные государства, в том числе Со-
; ветекий Союз и другие социалистические страны.

Ознакомившись с положением в стране и установив-
контакты с ее лидерами, сделав кос-какие предвари-
тельные выводы, б конце декабря 1972 года я приехал
в Москву для консультаций. Вызов был сделан по моей
просьбе, докладывал непосредственно министру иност-
ранных дел GOCP товарищу Громыко А. А. Андрей
Андреевич выслушал меня и сказал;

117

** - . -нм 1st, .'
— Вам, товарищ Рахматов, следует рассказать все
это на коллегии. Пустъ товарищи разберутся поглуб-
же, тогда и проблемы будем решать эффективнее.

Он тут же вызвал товарища И. Н. Земского, тог-
дашнего .генерального секретаря МИДа, затем замести-
теля министра, и поручил подготовить вопрос о маври-
танских делах для рассмотрения на коллегии.

Заседание коллегии министерства состоялось 3 ян-
заря 1973 года, я выступил с информацией. После де-
тального обсуждения коллегия приняла постановление,
которым определялись основные направления деятель-
ности посольства в конкретных условиях Мавритании.
'Это была большая помощь. Решение коллегии, равно
.-как и внимание, оказанное руководителями министерст-
ва и товарищами А. А. Громыко и В. В. Кузнецовым,
партийная организация посольства, все сотрудники вос-
приняли как новое проявление отеческой заботы род-
ной партия и Советского правительства.

Мы с удзоенной энергией взялись за работу. В тот
период я совершил немало поездок по стране, расши-
ряя свои познания о ней, углубляя контакты и знаком-
ство со многими государственными и партийными дея-
телями, отношения с которыми строились на основе
глубокой заинтересованности в развитии советско-мав-
ританеких отношений и нередко были отмечены вза-
имными симпатиями, доверительной откровенностью,
ряд министров и ответственных работников партийных
органов Мавритании не. только участвовали в меро-
приятиях нашего посольства, но часто, выбрав свобод-
ное время, приходили просто так, вне всякого протоко-
ла, как приходят в гости к хорошим приятелям, и бы-
вали рады видеть нас у себя.

Мавританские деятели, как, разумеется, и мы, гы-
ли довольны тем, что отношения между нашими стра-
нами получили новые импульсы и развиваются по вос-
ходящей. Вскоре после .моего возвращения из Москвы
состоялся обмен делегациями по партийной и государ-
ственной линии. В том же году в Советском Союзе по-
бывала делегация мавританских сторонников мира, ко-
торая познакомилась с жизнью нашего народа, заня-
того мирным созидательным трудом.

Большую роль в расширении взаимовыгодного сот-
рудничества сыграл визит в Москву министра эконо-
мики и планирования. Он был принят членом Полит-

118
юро ЦК КПСС, тогдашним первым заместителем:

, редседателя Совета Министров СССР товарищем-
. Т. Мазуровым >и заместителем Председателя Совета
инистров СССР, Председателем Госплана СССР то-
ар ищем И. Я. Байковым. По существу впервые после
:в<хбождения от колониального ига Мавритания за-
лючила равноправные соглашения и контракты. Среди
их — соглашения о развитии политических «и культур-
^ых связей, о морском рыболовстве и контракты по
ривлечению советских специалистов для работы в об-
ласти геологии и медицины.

В соответствии с соглашением о морском рыболов-
стве наша страна развернула в Мавритании строитель-
ство . океанографического научно-исследовательского
^центра, обязавшись оснастить его современным обору-
дованием и подготовить необходимые кадры. Кроме
того, была осуществлена поставка нескольких сторо-
жевых катеров, в'которых Мавритания нуждалась для
усиления охраны своих территориальных вод. Соглаше-
ние, как и было оговорено с президентом, подписали за
Союз Советских Социалистических Республик министр
рыбного хозяйства СССР Л. Л. Ишков, за Исламскую
республику Мавритания — министр экономики и пла-
нирования Сиди А'бдалдахи.

Накануне отъезда из Наукшота в Москву нашего
министра я пригласил его встретиться с сотрудника-
ми посольства и выступить перед ними, а затем поужи-
нать в .неофициальной обстановке у меня в резиденции
с некоторыми мавританскими государственными дея-
телями, принимавшими участие в разработке и подпи-
сании упомянутого соглашения. Однако оказалось, что
на тот же вечер назначен прием во французском по-
сольстве. Нельзя было не принять в нем участия ни
нам, ни тем более мавританским деятелям. Но мы по-
лучили приглашение с опозданием, поэтому не могли
отменить или перенести свое мероприятие. Советский
министр улетал на рассвете, а коллектив ждал встре-
чи с ним, для сотрудников она была равносильна сви-
данию с Родиной. Это не выразить никакими слова-
ми— как горячо встречают советские работники за ру-
бежом приезжающих товарищей, как жадно интересу-
.ются новостями, с каким вниманием слушают!...

Короче говоря, я договорился с мавританскими дея-
телями встретиться во Французском посольстве, а что

?йЯ^«»-вймі

m
.делать, дальше, идти к нам или нет,— это на усмотре-
ние каждого, в зависимости от обстоятельств. Побывав
-около получаса на приеме, я деликатно объяснил фран-
цузскому послу, почему не могу задержаться, попро-
щался с ним и уехал к себе. Сотрудники уже собран
лисъ, заняли места. Только стал представлять слово
министру, вижу в дверях стоит постоянный секретарь
партии Мавританского народа Абдул Азиз Саль и улы-
бается. Пригласили ого в президиум; посадили рядом
с нашим министром, и я вернулся к прерванной мысли,
но тут появился министр экономики и планирования,
за ним, буквально через 5—6 минут министр иностран-
ных дел. В общем, вечер по единодушному мнению
'присутствующих, удался.

Бывал в гостях у мавританских деятелей и я. Од-
нажды Хамди Мукнас и Сиди Абдаллахи пригласили
меня с женой на загородную прогулку. Их супруги по
•состоянию здоровья поехать не могли, поэтому с нами
оказалась родственника Абдаллахи, которую звали Бу-
хара. Так же звали и жену Абдуллахи. Несколько поз-
оке мне рассказали — и не один человек,— что в этом
•большом семействе кто-то из предков выходец из на-
шей Бухары и поэтому в память о нем многих ново-
рожденных, особенно женского пола, нарекают имена-
ми, в основе которых лежит название славного, извест-
ного во всем мире, древнего города. Когда я спросил
самого Абдаллахи, так ли это, он ответил арабской по-
говоркой, соответствующей нашей «нет дыма без огня»,
затем добавил:

— Члены моей семьи убеждены в этом и мечтают
побывать на родине предка.

Об этой мечте говорила моей жене Александре Алек-
сеевне, подружившись с ней, и его родственница Бу-
хара.

Загородная прогулка доставила всем удовольствие,
обогатила новыми впечатлениями, дала возможность
еще раз убедиться в искреннем гостеприимстве маври-
'танцев. Мы поездили по пустыне, которая, если уметь
наблюдать, не такая уж безжизненная, и отдыхали в
юртах, используемых состоятельными горожанами, при-
менительно к нашим представлениям, как дачные до-
мики. Впрочем, юрты можно увидеть и в самом Нуак-
тпте, во дворах и садах, окружающих долга и дворцы.

120


у\авритаицы говорят, что в них прохладнее, лучше от-
пыхается;

Вспоминается и поездка с министром внутренних,
цел в гости к советским морякам, стоявшим на Ну-
акштском рейде. Министр спросил меня:

— А можно поехать с супругой?

— Желание гостя — закон для хозяина,— ответил я~

Наши моряки исключительно тепло, с подлинно со-
ветским радушием приняли высокопоставленных гостей,
и мы провели на корабле почти целый день. Қ вечеру
«погода стала портиться, разгулялись -волны, капитан
Сказал, что возможен шторм, и предложил переждать
[его в отведенных нам для отдыха каютах. Но супруга
[министра не захотела остаться, так как дома ждали
|:маленьк'ие дети. Полная, невысокая женщина, она, ког-
!да перебиралась на катер, с трудом спускалась по рас-
качиваемому ветром трапу, и, -оступившись, чуть не
[• упала. К счастью, ее вовремя поддержал один из мо-
[ряков.

На катере тоже было неспокойно, он то зарывался
в воду, то возносился на гребень волны. Супруга ■ и-
нистра сидела бледная, прижав руки к груди и зажму-
рившись, готовая, кажется, распрощаться с жизнью. Kar-
s' да мы, наконец, оказались на пирсе, она что-то ска-
\ зала мужу, он кивнул головой и обратился к морякам
со словами благодарности.

— Я и моя супруга восхищены вашим мужеством и
: умением справляться с трудностями,— сказал он и

крепко пожал каждому руку.

Такие дружеские контакты и встречи, совместные
•поездки служили благородному делу укрепления вза-
имопонимания и взаимного уважения, углубляли дове-
рие и помогали искать конструктивные решения и уст-
ранять препятствия на пути развития советско-маври-
танского сотрудничества.

Мавританцы горды и самолюбивы. Вспоминаю, ког-
і да стояла жестокая засуха и массы людей голодали и
[ страдали, в отличие от других стран- Арабистами і
Африки в Мавритании — ни в Наукшоте, ни в других
городах и поселениях — мы не -видели просящего ми-
лостыню человека.

В конце июля 1973 года я побывал в городе Атар,
куда съехались наблюдать предстоящее солнечное зат-
мение ученые всех стран, в том числе и наши. Перед

121
закатом мы с помощником вышли пройтись по городу.
.Нам повстречалась группа бедно одетых людей, взи-
равших на небо. Мы поприветствовали их, в ответ она :
предложили нам закопченное стекло для наблюдения
за небом. Ничем, иным, кроме денег, мы не могли |
отблагодарить их, и я сказал помощнику, чтобы он І
сделал это. Но они отреагировали болезненно, о0иде-
лись. Тогда я сам подошел к ним и, объяснив, чем вы-
звано наше желание, попросил не обижаться.

— Не примите за подаяние,— сказал я.— Мы и в
•мыслях не держали этого, наш жест — от чистого серд-
ца. Мы ваши друзья.

— А откуда вы? — спросил кто-то.

Услышав ответ, люди стали наперебой извиняться,
но не преминули подчеркнуть, что иные иностраные
туристы суют им деньги или какие-нибудь тряпки и
безделушки, против чего восстает все их существо. За-
суха и прочие трудности, сказали они, не заставят их
поступаться гордостью и идти на унижения.

Такая гордость восхищала «ас. Но когда гордость
и самолюбие трансформируются в тщеславие, это мо-
жет привести человека к многочисленным пагубным
ошибкам, сделать его игрушкой в руках тех, кто ис-
пользует лесть и подхалимаж в своих корыстных це-
лях. Пусть не обижаются друзья в Мавритании, я го-
ворил им об этом прямо, ссылаясь на многочисленные
примеры из их взаимоотношений с западными и пред-
ставителями некоторых других стран.

Солнечное затмение, о котором я упомянул, нача-
лось утром, и на несколько минут все вокруг погрузи-
лось во тьму. Зрелище, конечно, удивительное, я с удо-
вольствием наблюдал ого, но главная цель моей по-
ездки в Атар состояла в теш, чтобы помочь, если воз-
никнет необходимость, нашим ученым в работе. Са-
мыми многочисленными были советская, американская
и французская группы, и наши ученые потом говорили,
что их иностранные коллеги на факте моего появления
в Ата ре сделали нужные выводы, вновь убедившись в
том, как Советское правительство окружает деятелей
науки вниманием и заботой.

В тот же день я вернулся в Нуакшот вместе с кор-
респондентом ТАСС на его машине. Свою машину ос-
тавил помощнику, чтобы он оказал содействие -нашим
ученым в сборах и подготовке к возвращению на ро-

122


ину. Путь их лежал через столицу республики, они:
[имели возможность задержаться на несколько дней, и
решил устроить в их честь прием. Появившись в по-
ольстве прямо с дороги, дал указание подготовить
рием на 3 августа и, немного отдохнув и переодев-
ались, поехал на прием по случаю Дня независимости
Ливии в ее посольство.

Но что это? Почему, едва вошел, присутствующие
[устремили на меня любопытные, а иные и злорадные
взгляды. Правда, тут же отводили /глаза, отвечали на
приветствия, но как бы через силу, подчиняясь этике-
ту. Особенно неприятна была отчужденность диплома-
тических представителей арабских стран и мавритан-
ских деятелей, с которыми у меня установились хоро-
шие дружественные отношения.

Никто из наших сотрудников не мог знать, что про-
изошло. Было ясно: империалистические разведки в
союзе с местной реакцией, усиленно проводившие в те
дни антисоветскую кампанию, пустили в оіборот какую-
то сильно действующую клевету, но в чем она выража-
лась? Пока мы могли только строить догадки. А поло-
жение обострялось, в дипломатических кругах стали
муссироваться слухи о том, что Правительство Маври-
тании намерено объявить меня персоной нон ,грата, т. е.
поставить вопрос о моем отзыве из страны. Однако,
несмотря на все это, мы провели прием в честь совет-
ских ученых, тем более что президент республики на-
градил двоих из них — сотрудников знаменитой Пул-
ковской Обсерватории, что под Ленинградом,—маври-
танским орденом; в списках награжденных иностран-
ных ученых они стояли первыми.

Причина резкого охлаждения, которое тогдашние
руководители Мавритании продемонстрировали на прие-
ме в ливийском посольстве, сильно обеспокоила меня.

Лишь на другой день, утром 4 августа, она стала из-
вестна. Охлаждение было вызвано гнусной антисо-
ветской провокацией империалистических разведок,
наводнивших Мавританию и многие азиатские, афри-
канские и даже европейские страны толстой книгой
«Можно ли вернутъ Корану?» Книга была издана на
арабском и французском языках, автором ее является...
Мирзо Рахіматов.

Да, мое имя стояло на обложке, и буржуазная про-
паганда стала трубить на все лады, пороча меня, как

123
черните ля ислама, оскорбившего религиозные чувства
мавританцев и других мусульманских -народов.

Я тут же связался по телефону с .министром ино-
странных дел Мавритании. Он был холодно вежлив, но,
как видно, учитывая роль нашей страны на междуна-
родной арене, не мог отказать в личной встрече и на-
значил прием на 13 часов. Я явился точно в срок и
едва войдя в кабинет министра, тут же увидел на его
столе книги, оба издания —;на арабском и французском
языках, но сделал вид, что они меня не интересуют.

Встречу сознательно обставили .протокольными це-
ремониями, подчеркивая, что она является официаль-
ной. Следовательно, и держаться надо было соответст-
венно, со всем достоинством, присущим полномочному
представителю Советской страны. Министр, прежде на-
зывавший меня часто братом, сухо сказал:

— Господин посол, вот ваша книга, в которой вы
оскорбляете 'Нашу государственную религию и наш на-
род...

— Позвольте взглянуть,— перебил.' я.

— Здесь ваша фамилия, вы автор...

—г. Позвольте взглянуть — повторил я, вновь пере-
бив.

Министр подал мне книгу. Беглого взгляда было до-
статочно, чтобы, определить, как топорно сработала эта
гнусная фальшивка, по обложке, клише, отсутствую-
щим выходным данным и прочим -особенностям, харак-
терным для советских изданий. Я сказал об этом ми-
нистру, привел некоторые доказательства, которые он
признал убедительными, ибо при мне позвонил прези-
денту и проинформировал его о нашем разговоре.

Президент дал указание выяснить, кого я подозре-
ваю, и предложил мне устроить по этому поводу пресс-
конференцию в посольстве, на которой я должен высту-
пить с соответствующими объяснениями.

Я ответил министру:

— Вы сами поищите автора фальшивки—он явля-
ется прежде всего вашим врагом, ибо стремится омра-
чить дружественные отношения Мавритании с Совет-
ским Союзом и тем самым нанести удар вашей борьбе
за национальную независимость и суверенитет, кото-
рую мы поддерживаем как искренние и бескорыстные
друзья. Что касается црес-с-коиференции, то устраивай-
те ее вы, а я готов выступить.

121
Снова посоветовавшись с президентом, министр за-
явил, что они согласны взять организацию пресс-кон-
ференции на себя.

Она состоялась в тот же день, началась в 16 часов.
Собрались чуть ли не все иностранные корреспонденты,
аккредитованные в Мавритании. В те дни в Нуакшоте
Находился приехавший из Дакара корреспондент «Прав-
ды» Л. Кузнецов, принявший активное участие в разоб-
лачении происков империалистических разведок и ан-
тисоветской пропаганды; он тоже присутствовал на
пресс-конференции. Выступив по просьбе мавританско-
го правительства, я кратко охарактеризовал сложив-
шуюся ситуацию, вызванную распространенной в стра-
не книгой «Можно ли верить Корану?», которую припи-
сывают мне, и, разоблачая се как грязную, грубо сра-
^ботаніную фальшивку, как и в беседе с министром ино-
■ странных дел, сделал упор на то, что провокация на-
: правлена прежде всего против мавританского народа.
Шам близки и понятны ваши чаяния, сказал я. Маври-
; танский народ пережил глубокую трагедию, попав под
иго колонизаторов, принес немало жертв в борьбе за
? свободу. Но теперь, когда он добился ее, когда встал
• на путь прогресса, стремится добиться полной по л ити-
I ческой и экономической независимости, его бывшие уг-
нетатели при поддержке всех неоколониалистических
сил и-в союзе с местной реакцией прилагают вес уси-
лия для того, чтобы оторвать народ от его естествен-
ных союзников —Советского Союза и других социали-
стических стран.

— У нас есть поговорка: «Правда подобна солн-
цу»,— сказал я. Как >не сдержать восход и заход солн-
ца, так не удастся долго скрывать правду и маскиро-
ваться ложью. Но это не значит, что мы должны спо-
койно взирать на происки наших врагов. Нам вместе
надо проявлять усиленную бдительность, уметь разли-
чать, кто является настоящим другом, кто фальшивым,
а кто примазывается. Что касается релииги, то у нас в
стране свобода вероисповедания, оскорбление религи-
озных чувств карается законом, церковь отделена от
государства.

Мне пришлось ответить ага много вопросов и уже по
тому, как менялся их характер, можно было понять,
что аргументы оказывают действенное влияние, присут-

125
ствующие все больше убеждаются, что книга является
фальшивкой.

Через несколько дней с разоблачениями антисовет-
ских провокаций в Мавритании выступили газета
«Правда» и «Известия». Статьи, опубликованные в
них, произвели большое впечатление на мавританскую
общественность. Мавританский правительственный бюл-
летень и радио Нуакшоты тоже дали материалы, в ко-
торых говорилось, что книга, приписанная советскому
послу,— фальшивка и что она направлена против мав-
ритано-советской дружбы.

Часто встречаясь после этой истории оо многими
партийными, государственными и общественными дея-
телями Мавритании, мы постепенно не только восста-
новили прежние неплохие отношения, но и еще больше
расширили их и углубили. Мы не превращали наши бе-
седы в казуистическую риторику, .а всегда были откро-
венны и правдивы, что способствовало укреплению до-
верия и уважения.

Как известно, в июле 1978 года в Мавритании про-
изошел государственный переворот, и новое правитель-
ство пересмотрело многие аспекты внутренней и внеш-
ней политики кабинета Моктара Ульд Дадда, .в част-
ности, осудив его курс на вооруженный захват Запад-
ной Сахары, бывшим источником напряженности в этом
районе многострадальной Африки. Когда мавританцы
спрашивали наше мнение по западиосахарской пробле-
ме, .мы откровенно отвечали, что выступаем за мирное
урегулирование конфликта. Хорошо, что новое прави-
тельство положило ему конец. Что касается других
вопросов, то, как говорится, покажет будущее. В лю-
бом случае, их решение — это дело самих мавританцев.

В своей практической работе сотрудники нашего
посольства в Мавритании руководствовались, как и те-
перь, интересами расширения и укрепления советско-
мавританской дружбы и сотрудничества на общеиз-
вестных незыблемых принципах внешней политики,
сформулированных бессмертным Лениным. Исходя из
них, много внимания уделялось делу ознакомления
мавританцев с достижениями нашей великой Родины и
задачами, которые советский народ решает в самоот-
верженной борьбе за построение коммунистического
общества в нашей стране. С этой целью мы регулярно
организовывали приемы и встречи с дипкорпусом и с

126
представителями местной общественности и деловых
кругов, устраивали дш них просмотры кинокартин.
Дол мен отметить, что особый интерес вызывали филь-
мы на историко-революционную тематику, о героичес-
ких подвигах советских людей в годы Великой Отечест-
венной войны. Всеобщее восхищение вызвали и такие
художественные кинофильмы, как «'Белое солнце пу-
стыни» и таджикская лента «Рустам и Сухроб», снятая
народным артистом республики Б. А. Кимягаровым по
мотивам бессмертной поэмы Фирдоуси «Шах-наме».
Подобные произведения искусства тоже способствуют
укреплению дружбы и сотрудничества между народа-
ми, помогают торжеству правды.

. В Мавритании я встретил свое 60-летие. Рано ут-
ром, едва встало солнце, дежурный сотрудник посоль-
I ства принес сообщение о том, что в связи со знамена-
I тельным днем рождения коллегия Министерства иност-
^ ранных дел СССР поздравляет меня и объявляет бла-
I годарпость. Через несколько минут этот же сотрудник
I позвонил и сказал:

:і — Мирею Рахматович, приходите скорее, есть еще
1 кое-что для вас.

Когда я пришел в свой рабочий кабинет, он поло-
жил на стол телеграмму, подписанную А. А. Громыко
и П. А. Абросимовым, в которой очень тепло поздрав-
ляли меня с юбилеем и высокой наградой Родины ор-
деном «Дружба народов». Я был растроган- до глубины
души. Восприняв все это, как еще одно свидетельство
постоянной заботы родной партии.

Я проработал в Мавритании около трех лет и поки-
дал эту страну с теми же чувствами, которые волнова-
ли меня, когда прощался с Йеменом. Зная, что у мав-
ританского народа долгий путь борьбы, я желал ему
успехов, счастья и процветания...

Книга .моя подошла к концу. Я прошелся по страни-
цам памяти с одной лишь целью; показать на примере
своей жизни и работы, которую мне доверяла родная
партия, величие к торжество ленинских идей, их влия-
ние на судьбу трудового человечества, на взаимоотно-
шения .между государствами и народами.

127
СОДЕРЖАНИЕ

«Счастливая Аравия»................................... 5

Шквалы истории........................................ 26

В трудные дна ЙАР
Мы — советские .

Правда солнцу подобна

Рахматов Мирзо

НА ДИПЛОМАТИЧЕСКОМ ПОСТУ

Редактор Р. Александров
Художественный редактор В. Нелюбов
Технический редактор Е. Гуськова
Корректор Я. Калинина

ИБ № 2450

Сдано в набор 05.11.90. Подписано в печать 20.12.90. Формат 84Х108І./з2.
Бумага типографская .JV? 2. Гарнитура литературная. Печать высокая. Уел.
печ. л. 6,72. Уел. кр.-отт. 7,035. Уч-изд. л. 6,7,1, Тираж 1500, Заказ 4116,

Цена 15 кои.

Издательство «Ирфон», 734063. Душанбе, ул. Айнн, 126.
Душапбннский полаграфкомбинат 734063. Душанбе, ул. Айни, 126.

mmyj

Translation