Газета "Долой басмачество"

Transcription

<<l.29>>

Долой басмачество

Однодневная газета Политотдела войск Ферганской области.

№1 21 марта 1922 года.

Оффициальное сообщение о переговорах с курбашей Ислам-Кулом.

9 марта текущего года в Ферганский Областной Революционный Комитет явился гражданин киш. Якатут Саид Али Карван и сообщил, что оперирующим в Кокандском уезде курбашей Исламкулом поручено ему оффициально запросить Областной Революционный Комитет согласна ли будет Советская власть Ферганы вступить с Исламкулом в переговоры о мире. Названному гражданину было отвечено, что Советская власть вообще всегда стремится к миру и что Областной Революционный Комитет и Командование войсками области согласно вступить в переговоры с Исламкулом.

11 марта курбаша Исламкул прислал в Областной Революционный Комитет письмо, в котором сообщал, что граждане Тюря, Кусымбай,

<<l.29a>>

...

Хаким-Джан Максум и Саид Али Карван уполномачиваются им для переговоров о прекращении Исламкулом борьбы с Советской властью и переходе его на сторону последней. Означенные граждане по уполномочию Исламкула заявили следующее: Исламкул, Карабай, Юлчи, Мирза-Умар и проч., подчиненные Исламкулу курбаши желают прекратить борьбу против Советской власти. Они признают Советскую власть, обязуются выполнять все ее приказы и бороться со всеми ее врагами, но с условием - лишь в пределах Ферганской области. Исламкул согласен распустить часть своих джигитов по домам, до 300 джигитов передать в город на службу Советской власти в рядах милиции и 60 оставить лично при себе для поддержания порядка и спокойствия в пределах Кокандского уезда. Причем Исламкул гарантирует, что приказу его о переходе на сторону Советской власти подчинятся все басмаческие отряды в районе от ст.

<<l.29b>>

...

Ванновская до Ходжента. В ответ на предложение курбаши Исламкула последнему было послано письменное извещение, в котором Областной Революционный Комитет и Командующий войсками области заявляли, что ими приветствуется решение Исламкула о прекращении вооруженной борьбы против Советской власти, что Советская власть всегда стремится к прекращению всякой междуусобной войны, дабы обеспечить дехканам возможность мирного труда, в силу чего предложение Исламкула о заключении мирного соглашения ими принимается. Далее в извещении сообщалось, что по мнению Областного Революционного Комитета и Командующего войсками области, желание Исламкула может быть осуществлено при условии, если Исламкул: 1) откажется от вооруженной борьбы с Советской властью; 2) признает Советскую власть как законную власть трудового народа; 3) распустит часть своих джигитов

<<l.29>>

по домам; 4) оставит при себе 60 вооруженных джигитов, с которыми поступит в полное распоряжение Советской власти; 5) всех остальных курбашей и джигитов передаст в распоряжение Советской власти причем последняя, на основе существующих законоположений, часть из них возвращает к мирному труду, вместе с их лошадьми и часть принимает на службу в милицию.

Для конкретной разработки условий сдачи Исламкул приглашался в течение трехдневного срока в г. Коканд или указать место, куда бы могли прибыть его представители; при этом давались гарантии личной неприконовенности как самого Исламкула, так и всех сопровождающих его лиц.

13 марта Штабом войск Ферганской области от Исламкула было получено письмо с

<<l.29a>>

...

просьбой прислать к утру 14 марта наших представителей в кишлак Якатут, что в 10 верстах к югу от Коканда, на что и дано было согласие.

14 марта в кишлаке Якатут произошла встреча уполномоченных Ревкома и Командования области с курбашами Исламкулом, Карабаем и Юлчи. Последние заявили, что выставленные нами условия ими принимаются и что для подписи мирного соглашения они прибудут в Коканд. Далее Исламкул пригласил к себе на торжественное угощение представителей гражданских и военных властей и городское население устраиваемое в честь достигнутого соглашения.

16 марта в том же кишлаке состоялась новая встреча уполномоченных Советской власти с курбашей Исламкулом. На этот раз Исламкул предложил нашим представителям новые условия с преобладанием политических мотивов (право на собственность, свободная торговля и проч.)

<<l.29b>>

...

После того, как нашими представителями было разъяснено Исламкулу, что выставленные им требования не противоречат принципам Советской власти, что находит себе яркое подтверждение в последних законодательствах Туркестанской Республики, - Исламкул выразил свое удовлетворение заслушанным разъяснением и перешол к вопросу о джигитах и оружии. По этому основному вопросу Исламкул резко изменил свою прежнюю позицию и в отличие от своего предыдущего обещания выставил новые условия, сводящиеся к оставлению всех его джигитов, с той лишь разницей от теперешнего их состояния, что он (Исламкул) якобы будет подчиняться приказам Советской власти.

На этом переговоры при вторичной встрече были закончены.

17 марта Командованием и Революционным Комитетом области было отправлено письмо 

<<l.29>>

...

курбашам Исламкулу, Карабаю и Юлчи, в котором указывалось на затягивание переговоров и на отступление Исламкула от уже принятых условий. В письме предлагалось 1) в течение 24 часов прислать в г. Коканд свою ответственную делегацию и 2) в тот-же срок вместе с делегацией прислать свои окончательные условия и предупреждалось, что, в случае неполучения ответа "мы считаем себя свободными от дальнейших переговоров и обязательств мирных предложений и предоставляем себе полную свободу действий".

В ответ на вышеуказанное письмо Исламкулом было прислано извещение, в котором сообщалось: "хорошо было-бы, если-бы вы приняли наши условия, которые мы предъявили вашим делегатам. Если не примите условий, то воля Ваша, как хотите".

На этом переговоры прервались. Дальнейшее их продолжение было явно уже бесполезно и бессмысленно. Советская власть миролюбива и милосердна и искренно стремится к избежанию излишних кровопролитий, но она не может допустить существования басмаческих отрядов, которые бы грабили и насиловали население под Советским флагом.

Публикация до всеобщего сведения настоящего сообщения даст возможность каждому рабочему и красноармейцу, дехканину и каждому честному гражданину понять, что в переговорах с Исламкулом Советской властью было предпринято все возможное для обеспечения населению Кокандского уезда мирного и спокойного существования и что тяжелые последствия срыва переговоров целиком падут на головы тех преступных людей, которые в угоду свергнутых буржуазных властителей и колонизаторов и в угоду своих личных корыстных интересов обрекают трудовое население на новые невзгоды и лишения, на новое пролитие братской крови.

Командующий войсками Ферганской области И. Врачев.

Председатель Областного Революцион. Комитета Дадабаев.

...

<<l.29a>>

Ко всем курбашам и басмачам.

Четыре года уже тянется борьба между басмачами и Советской Властью, четыре года население Ферганы страдает от боевых действий басмачей и Красной Армии, четыре года нет в Фергане спокойствия, необходимого для правильной хозяйственной жизни, для восстановления разрушенного хозяйства, для ремонта арыков, для посевов хлопка и хлеба.

Пора положить конец этому невыносимому состоянию.

Со всех концов Ферганы поступают пожелания населения о скорейшем заключении мира. Подавляющее большинство населения сейчас против басмачей, которые мешают восстановлению спокойствия. Часть басмачей и курбашей начинают понимать непосильность дальнейшей борьбы, чувствует потерю своего влияния среди населения и обращается к Советской власти с предложениями мира.

На днях с такими предложениями обратились курбаши Муэтдин и Исламкуль. Они предлагают разоружить и распустить по домам большую часть своих джигитов оставив при себе только небольшие отряды, которые будут считаться на Советской службе и будут вести борьбу с другими басмаческими бандами.

Комиссия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов по делам Туркестана и Центральный Исполнительный Комитет Советов Туркестанской Республики идя навстречу пожеланиям населения Ферганы, решили принять все меры к тому, чтобы покончить с басмачеством и добиться восстановления мира и спокойствия.

В этих видах Комиссия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов Туркестанской Республики постановили гарантировать полную личную и имущественную неприкосновенность всем курбашам и басмачам, которые добровольно сдадут оружие Красной Армии и разойдутся по своим домам для мирного и благотворного труда.

Никаких советских курбашей и басмаческих советских

<<l.29b>>

...

отрядов!

Такие отряды, как показал опыт, под советским флагом продолжают свою прежнюю разрушительную работу и ложатся тяжелым бременем на мирное трудовое население. Красная Армия и туземная милиция легко сами справятся с теми мелкими басмаческими отрядами, которые останутся после того, как крупные сдадут оружие и разойдутся по домам. Если Муэтдин и Исламкул с их джигитами не примут теперь мех милостивых условий, которые им предлагает Советская Власть, то вина за продолжение военных действий падет целиком на них. И пусть помнят Муэтдин и Исламкул, что большинство их джигитов жаждут мира настолько, что покинут их и, сдав оружие, разойдутся по домам, а они останутся только с русскими белогвардейцами и туземными контрреволюционерами и вместе с ними, совместными усилиями трудового населения Ферганы и Советской Власти, будут беспощадно истреблены до последнего человека.

Комиссия Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов по делам Туркестана и Центральный Исполнительный Комитет Советов Туркестанской Республики приглашает всех курбашей и басмачей немедленно отозваться на их призыв, с тем, чтобы к наступлению весеннего посева был восстановлен мир и обеспечено полное спокойствие труженникам декханам. Медлить дольше нельзя.

Советская Власть приняла решительные меры к восстановлению свободы религиозных верований и обычаев населения Ферганы и она уверена, что все граждане Ферганской области окажут полное содействие ее представителям и Красной Армии в скорейшей ликвидации басмачества.

Пусть этот призыв Комиссии Всероссийского Центрального

<<l.29a>>

... Исполнительного Комитета Советов и Центрального Исполнительного Комитета Советов Туркестанской Республики будет последним призывом к басмачам и к населению Ферганы. Пусть этот призыв послужит началом мирного труда и процветания Ферганской области.

Да здравствует мирный труд!

Да здравствуют трудящиеся Ферганы.

Да здравствует Советская Власть!

Председатель Комиссии Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета по делам Туркестана С. Гусев.

За председателя Центрального Исполнительного Комитета Туркестанской Республики

Тюрякулов.

Приказ войскам Ферганской области,

19 марта 1922г. г. Коканд

№138.

9 марта Командование области получило предложение Курбаши Исламкула начать с ним мирные переговоры. Исламкул принадлежит

<<l.29b>>

...

к числу наиболее злостных басмачей, производящих в районе своего господства форменные разбои. Но зная, что свое предложение Исламкул вынужден был сделать нам под давлением местного населения, перенесшего на своей спине все тяготы его разбойничьих шаек и искренне желающего мира, - Командование области, желая дать возможность населению приняться за мирный труд, вступило с Исламкулом в переговоры. В выдвинутых нами условиях мы не только гарантировали личную безопасность Исламкулу и его джигитам, но даже разрешили ему оставить при себе 60 джигитов. Этими большими уступками Командование лишний раз хотело доказать свои искренние намерения избежать излишних кровопролитий. Вступая в переговоры с Исламкулом, представители Советской власти сделали все от них зависящее для благоприятного исхода переговоров.

Заявив сначала нашим представителям свое согласие с выдвинутыми нами условиями, Исламкул уже на другой день, поддавшись влиянию явно реакционных групп, отъявленных контрреволюционеров, предъявил ряд политических требований, на которые Советская власть пойти не могла.

<<l.29c>>

Эти новые требования были с его стороны желанием сорвать переговоры, начатые с нами. Одновременно командование получило сведения о коварных замыслах и подозрительных приготовлениях противника.

Это последнее заставило нас поставить перед Исламкулом определенно и категорически вопрос: действительно ли он хочет мира, каковы его конкретные условия. Исламкул прислал явно уклончивый ответ, после чего дельнейшие переговоры были прерваны.

Выродившись в явно разбойничьи шайки, потеряв всякую опору среди местного населения, подстрекаемый явно контр-революционными элементами, Исламкул еще раз пытается начать с нами борьбу.

Этим попыткам мы должны положить решительный конец, Исламкул сорвал переговоры, он будет вести вооруженную борьбу против Рабоче Крестьянской власти.

Пусть каждый красноармеец знает, что Советская власть всегда стремилась закончить борьбу мирным путем, она вступила в переговоры с курбашей Исламкулом, она шла с ним на соглашение, на выгодных для него условиях. Но курбаша Исламкул зарвался. Он думал, что Советская власть позволит ему безнаказанно грабить и насиловать население.

Ошибается преступный враг трудящихся! Вверенные мне красные войска располагают достаточными силами, чтобы уничтожить разбойника. Беспощадная борьба против наглого бандита отклонившего милосердно протянутую руку примирения!

Смерть коварному и дерзкому разбойнику, нарушившему свое же собственное слово!

Раздавим вероломную и подлую гадину - курбаша Исламкула!

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях и командах.

Командующий войсками области Врачев.

Начальник штаба А. Иванов.

Долой разбойничью контр-революцию.

Чесность, открытость постояннное стремление к миру и всепрощение всякой "заблудившейся овце" - вот основные моменты в истории борьбы рабоче-крестьянской власти со своими многочисленными врагами, из числа которых не исключаются и оперирующие в Ферганской области басмаческие банды.

Больше того - по отношению к последнему суррогату разбойничьей контрреволюции Советская власть особенно милостива. И это не случайно. Это продиктовано целым рядом глубоко жизненных причин.

Одной из самых основных причин является то, что со всеми своими врагами Советская власть ведет вынужденную борьбу, т.е. такую борьбу, которую начинают наши враги и которую Советская власть ведет

<<l.29d>>

...

постольку, поскольку этого требуют интересы рабочего класса и крестьянства России. Кроме того Советская власть даже и в этих вынужденных войнах старается избежать излишних жертв пролетариата и идет на всякие уступки лишь-бы прекратить бессмысленную бойню.

История нашей борьбы пестрит целым рядом фактов, ярко подчеркивающих эти положения. К числу последних фактов можно отнести приезд в Россию одного из львов контрреволюции - ген. Слащева, которому власть пролетариата простила все грехи.

Здесь в Фергане, учитывая социально-экономические и культурные условия, Советская власть в борьбе с басмачеством идет на гораздо большие уступки.

Из приведенных выше переговоров местной власти с курбашей Ислам-Кулом видно на какие большие уступки шла Советская власть. Требовалось разоружение лишь части джигитов, при чем по Первоначальной просьбе Ислам-Кула было изъявлено согласие об оставлении в его распоряжении отряда в 50-60 человек, с высоким назначением борьбы против остатков басмачей под одним знаменем с красными войсками.

Так нет же! Испрошенного показалось мало безсовестному и лицемерному бандиту. Он смотрит так - коли дают бери, он подобно прихотливой бабушке из сказки "О рыбаке и рыбке" не хотел быть "столбовым дворянином" а решил прыгнуть прямо в "цари".

- Оставьте у меня всех вооруженных джигитов - говорит он - и подчините Советской власти, да полномочия дайте пошире, я вам буду служить.

Как показал на деле опыт эта "служба" ни чем не отличалась от той "службы" которую басмачи

<<l.29c>>

тянут вот уже четыре года. От такой службы народ Ферганы, кроме плохого ничего не увидит.

И остатками своего ума, заранее видя в перспективе разбитое корыто в виду явно неприемлемых для Соввласти требований, он для того, чтобы хоть на небольшое время обмануть разочарованных и усталых в борьбе джигитов и отчасти население - лицемерно пишет "хорошо было-бы, если-бы вы приняли наши условия" и т.д.

Бывают разные условия, но зачем же зарываться. Как говорит пословица "ударь раз, ударь два, но зачем же бить до безчувствия".

Из всего сказанного ясно, что Ислам-Кул начав переговоры с Советской властью под давлением джигитов и населения сам-же старался их сорвать; что Ислам-Кул очень

<<l.29d>>

...

далек от интересов трудового люда, ими не дорожит и желает продолжать бойню в ущерб трудящимся массам.

Советская же власть по прежнему твердо стоит на своих позициях охраны интересов пролетарского государства.

В воззвании Туркомиссии и Турцика она как и раньше заявляет, что она всеми силами стремится к установлению мирной жизни в Фергане, что она прощает заблуждения всем курбашам и джигитам, которые желают честно работать, сложив предательское оружие борьбы, но она заявляет, что никаких Советских басмаческих отрядов быть не должно ибо басмачество под Советским флагом - двойное зло.

Пусть это запомнит все население.

Советская власть выносит на общественный суд трудящихся все документы - пусть он выносит приговор.

И мы хорошо знаем, что этот приговор будет пропитан тем же духом, каким пропитан печатаемый в этой газете приказ по войскам Ферганской области.

Пусть он тешит себя различными иллюзиями население от него отвернулось, джигиты покидают его. При нем остаются лишь бесшабашные головорезы и прохвосты, которых нужно уничтожить.

И красная армия это сделает.

Красная армия не такие силы стирала с лица земли большого ли труда стоит ей смести эту жалкую кучку разбойников.

Противник старался выиграть время надо это время наверстать.

Враг обнаглел - надо его истребить.

Вперед красные бойцы!

Долой разбойничью контрреволюцию!

Анчарский.

<<l.29d>>

...

Наше миролюбие и басмаческое

<<l.29e>>

...

лицемерие.

Басмачество в Фергане, как массовое движение, имеющее глубокие корни в населении, за последнее время благодаря значительным уступкам сделанным Сов. Властью местному населению с одной стороны и грабежу населения басмаческими шайками с другой, окончательно изживает себя. Идеи Сов. Власти начинают проникать все в более и более широкие массы населения Ферганы, которое с возрастающей активностью начинает выступать против басмаческих шаек. Как "экономическая категория" Ферганское басмачество почти уже не существует, а оно вырождается в чисто разбойничьи шайки занимающиеся грабежом местного населения. Исламкул, с которым мы на днях вели мирные переговоры, является типичным главарем разбойничьей шайки. Получив предложение Исламкула начать с ним мирные переговоры мы великолепно учитывали, что мы имеем дело с полуидиотом, разбойником,

 

<<l.29c>>

что его предложение продиктовано весьма трудным положением, в котором очутились его разбойничьи шайки, гонимые и преследуемые местным населением, но поскольку разоружение и подчинение Сов. Власти Исламкула и его шаек дали бы возможность местному населению спокойно заняться мирным трудом, поскольку мы благоприятным исходом этих переговоров могли избежать в Фергане лишних жертв, решили пойти навстречу предложению Исламкула и начать с ним переговоры. С первого момента начала переговоров мы старались доказать наше искреннее желание мириться.

Мы предъявили Исламкулу условия чрезвычайно выгодные для него. Ему и его джигитам не только гарантировалась личная неприкосновенность, мы не только великодушно прощали Исламкулу и его бандитам их тяжкие преступления по отношению к местному населению, но мы разрешали Исламкулу оставить при себе 60 вооруженных джигитов. Мы полагали что эти большие уступки с нашей стороны ускорят наше с Исламкулом соглашение. Должны ли мы были делать эти уступки Исламкулу потому, что он для нас представляет серьезного противника? Конечно, нет. Как реальная сила Исламкул и его шайки не представляют для нас серьезного значения. Мы предложили Исламкулу очень выгодные условия только потому, что мы хотели возможно скорее избавить местное население от грабежей его шаек и доказать им, наше искреннее желание мириться.

Сначала запуганный требованиями мира со стороны местного населения Исламкул согласился было на наши условия. При встрече наших представителей с Исламкулом он заявил, что на другой день, вместе со своими курбашами приедет в Коканд подписать мирные условия. Он выслал в Коканд свой отряд из 30 джигитов, которые были нами приняты радушно, по братски, мы и здесь хотели доказать им наши искренние намерения. Но на другой день Исламкул поддавшись влиянию явно контрреволюционной группы

<<l.29d>>

...

изменил свою позицию и предъявил нам ряд условий с которыми Сов. Власть при всем своем миролюбии никак согласиться не могла. Разбойник Исламкул хотел продолжать грабить и обворовывать население Кокандского уезда, но уже под Советским флагом, и с этим мы согласиться не могли.

Исламкул, как потом оказалось, использовал время его переговоров с нами для подготовки наступления против нас. Еще в момент переговоров мы заметили подозрительные реорганизации среди шаек Исламкула. Это он готовил удар против нас. И когда мы

<<l.29c>>

определенно поставили перед Исламкулом наш вопрос хочет ли он мириться с Сов. Властью, его лицемерие выяснилось наружу - он предъявил нам новые условия и переговоры были прерваны.

Этот идиот, этот бандит, разбойник, этот полусгнивший сифилитик отбросил милосердно протянутую руку примирения. Нашим искренним намерениям, эта гадина противопоставила свое разбойничье лицемерие. Светлым целям трудящихся этот полуживой труп противопоставил свои бандитские, разбойничьи, грабительские цели.

Пусть каждый красноармеец на этом фронте убедится в нашем миролюбии и в грабительских целях басмаческих шаек Исламкула. Пусть на ходе переговоров с Исламкулом каждый красноармеец убедится, что эту противную гадину надо растоптать, надо поскорее уничтожить. Пусть смердящий трупным запахом Исламкул больше не отравляет воздух Ферганы.

Горе тебе бандит разбойник!

Ты на великодушные условия Сов. Власти, которая тебе простила все твои многочисленные преступления пред нею ответил отказом, так знай, что долго мы тебя терпеть не будем.

Сов. Власть терпелива, но есть предел этим терпениям по отношению к тебе, гадина, этот предел уже наступил.

Сов. Власть умеет быть великодушной по отношению к своим врагам, желающим жить с ней в мире, но Сов. Власть также умеет беспощадно уничтожать тех из них, которые хотят продолжать борьбу с нею.

Наша славная красная армия умеет держать в козлах винтовки, когда ведет переговоры, но она еще лучше умеет при помощи своих винтовок, пулеметов, пушек с корнем вырывать вероломных противников трудящихся и Сов. Власти.

Пусть урок наших переговоров с Исламкулом ускорит шаги идущего к нам местного населения. Пусть каждый дехканин убедится, что Сов. Власть является властью трудящихся, их властью, стоящей на страже их интересов. Пусть местное население

<<l.29d>>

...

открыто посмотрит в обнаженные нами лица басмаческих шаек Исламкула и ему подобных бандитов.

Пусть курбаши и джигиты Ферганы запомнят, что чаша терпения Сов. Власти уже переполнена, пусть при искреннем желании мириться с нами делает это скорее, иначе и для них не будет пощады. Советская власть великодушна к раскаивающимся врагам, и беспощадно сурова к злостным лицемерам.

В. Левин.

В ружье!

Что б спасти от бедствий Фергану

Что б зажечь в ней праздник жизни новой

К ним мирные мы обратили зовы

Мы хотели прекратить войну.

Но ушел от мирных рубежей

Тот, кто первым бросил первый камень,

Кто под угаром долгих грабежей

Сжимал народ кровавыми руками

Пусть... Он на себя преступно взял вину

В ружье! В ружье! товарищ красный воин

Злостный враг погибели достоин,

Чтоб спасти от бедствий Фергану.

Максим Пресный.

<<l.29e>>

...

Против басмачей.

Рассказ.

- Сорок, Котухов, - крикну красноармеец Артемкин своему товарищу, прося у него докурить только что закуренную им папиросу.

Котухов сделал головой знак согласия и подозвал пальцем Артемкина, стоявшего у дверей другой казармы.

В чем дело - сказал подбежавший Артемкин.

Котухов шепотом, озираясь по сторонам, чтобы кто не слышал спросил у него:

Ваш эскадрон на переговоры ездил, я слыхал нынче утром правда ли это.

Точно, - ответил радостно Артемкин, сдвигая на затылок свою ухарскую шапку.

Какой же курабши мириться задумал.

- Исламкул.

- Н..о.о оно но дело то здорово, - протянул удивленно Котухов.

К разговаривающим подошли еще два красноармейца шедшие с котелками на кухню за обедом. Они услыша про мир с басмачами себе же встряли в разговор.

- Я не верю этому миру,  - сказал один из подошедших, они каждый год мирятся, а толку из этого чуть. Сволочи они больше никто.

- Ну ты, через край хватил, не все же басмачи с нами дерутся много их переходит и на нашу сторону, - возразил Котухов.

- Правильно, - поддакнул Артемкин, - я здесь год с ними воюю, при мне сотни три перешло, конешно это не манапы были, а наш брат декхане.

- Это мы и без тебя знаем, - снова заговорил подошедший красноармеец - все и горе то в том, что бедняки всего мира давно наши а вот у кого брюхо жирное, да кошелек разбухший от денег, так не того брат, чертом смотрит на каждого из нас и готов ежеминутно натравить стаю голодных, несознательных людей, на борцов трудового народа.

Дежурный по кухне, высунул нос и изо всего горла заорал:

- Подходи, братва, готово.

Красноармейцы с криками: даешь, вылетали из казарм, становясь в затылок у кухни.

Разговаривающие о басмачах красноармейцы, бросились также захватить поближе очередь.

Котухов, подходя к котлу сказал повару:

- Теперь рыжий корми сильней скоро пахать будем, басмач мира запросил.

Отвоевались стало быть, - крикнул

<<l.29c>>

вспотевший у котла повар, выворачивая ковшом из под дна гущу, - на же тебе за новость, сказал он Котухову, наливая в его котелок густых щей.

Три дня красноармейцы № эскадрона толковали о мире с Исламкулом.

Политруки радостно смотрели на будущее выполнение полностью плана политической работы, преподанной Политодом.

Хозяйственники эскадрона подумывали об организации своего огорода и советовались с земорганами на счет выделения им куска земли.

Командный состав в свою очередь собирался теперь "подрепертить" строевыми занятиями молодых красноармейцев.

Но не забылись мечты эскадрона на четвертый день рано утром пришел приказ о выступлении снова против Исламкула.

Вероломный басмач, отрекся от своих прежних намерений, сложить оружие и заняться мирным трудом на пользу трудящихся масс снова забряцал оружием несмотря на протесты беднейшего люда - декхан.

Командир № эскадрона выстраивал храбрую свою сотню, готовясь скорее выполнить боевой приказ.

Красноармейцы со злостью равнялись в строю, передергивая повода лошадей.

- Осмотреть винтовки, - крикнул командир.

Все как один защелкали затворами, в воздухе пахнуло новыми сражениями, новой ненужной кровью трудового народа, проливаемой по капризу врагов Советской России.

- Правые плечи вперед, шагом а-а-рш, - протянул командир эскадрону, галоп, - послышалась снова команда, скрывшая в облаках пыли храбрую сотню.

Проехав без выстрела два кишлака, эскадрон наткнулся на большие силы басмачей, которые устроили засаду, обливая градом свинца со всех сторон красноармейцев.

Большие отряды их двигались на эскадрон, сжимая его в тесное кольцо. Наши отстреливались из двух

<<l.29d>>

пулеметов, кося ряды засевших у бугра басмачей.

Несмотря на наш пулеметный огонь конница басмачей продолжала наступать.

Командир эскадрона, видя безвыходное положение отряда, сражаться с многочисленным противником подал команду к отступлению.

Артемкин сражающийся в этом эскадроне, вынул шашку и крикнул отступающим товарищам:

- Даешь басмача, - и первый повернув лошадь в сторону противника бросился на кучу наседающих басмачей.

Реский голос Артемкина, электрическим током прошел по всему эскадрону, блеснули молнией шашки в глазах противника, бросившихся в атаку красноармейцев.

Груда тел изрубленных басмачей на поле сраженья, говорила всем врагам Советской власти, как расправляется Красная армия с врагами трудового народа.

Павел Лямка.

Редактор: П. Алдошкин.

Издатель: Политотдел войск Ферганской области (Р В.Ц. №14).

Военная типография Политотдела войск Ферганской области. Город Коканд.

Translation